Сельская идиллия

  • 3222
  • 0
  • 20 Апреля 200213:03
4001.jpg

4003.jpg

4005.jpg

4007.jpg

4002.jpg

4004.jpg

4006.jpg

Принято считать, что появление волны романтизма и сентиментальной чувствительности, захлестнувшей в этом сезоне подиумы мира, связано с естественной реакцией человеческого сознания на трагические события сентября 2001 года, произошедшие в Нью-Йорке. Спорить с этим невозможно: связь действительно слишком очевидна. С другой стороны, к сентябрю коллекции многих знаменитых Домов моды были уже практически готовы. И мы все прекрасно помним, что дефиле в Нью-Йорке и некоторых других городах были запланированы как раз на начло осени. А это означает, что мода в очередной раз предугадала (нет, не вспышку кровавого терроризма с чудовищными последствиями!) общие настроения людей, уставших от урбанизации, однополого унисекса, технократизма современных материалов, агрессивности рок- и панк-направлений.

Натуральные ткани, природные орнаменты и естественные чувства - вот что снова входит в моду. И оттого кажутся не слишком правильными и точными попытки обозвать это направление то кантри, то фольк. Попытка так классифицировать некоторые линии в коллекциях весна-лето/2002 сужают и принижаю заложенную в них чудную ностальгическую идею. Ведь кантри, по большому счету, традиционно ассоциируется у нас с ковбойскими шляпами и заводной мелодией банджо где-нибудь на техасском ранчо (это, кстати, тоже довольно модно, но все же мало соответствует менталитету европейских жителей), а фольклорный стиль выигрывает традиционно за счет этнических, сугубо национальных мотивов. А этнические линии в этом сезоне, вырвавшись на первое место в модных хит-парадах, обращены к загадочному Востоку и колдовской Африке, темпераментной Испании и горячей Латинской Америке.

Деревенский (или крестьянский - так будет более благозвучно) стиль - это просто сконцентрированное выражение ностальгии по несуществующей стране. Помните школьные истории о мифической Аркадии из европейских пасторалей XVI-XVIII веков? Райская страна с патриархальной простотой нравов, невинными пастушками на нетронутых изумрудных полях с девственно белыми игривыми овечками... Именно оттуда (да еще из чистых воспоминаний детства, не отягощенных взрослыми заботами) потянулись на мировые подиумы стройными рядами длинноногие манекенщицы в творениях великих кутюрье.

Главная примета такой одежды - она практична и невероятно удобна, потому что предназначена для "естественной жизни" (вспомним для философского обоснования до кучи еще и великого француза Руссо с его теорией "естественной жизни"). Основа большинства "крестьянских" линий в коллекциях знаменитых кутюрье - разнообразные версии просторных широких блуз из натуральных материалов с присборенным рукавом-фонариком. Выариантов тут может быть бесконечное множество.

У Iceberg, например, это очень широкая черная блуза, спущенная на плечах и удерживающаяся за счет продернутых в кулиску завязочек. Причем сама эта кулиска в результате образует довольно широкую оборку. Такие же кулиски есть и на рукавах - очень длинных, почти достающих (даже с завязками и в присборенном виде) до кончиков пальцев, и очень широких. Причем перед блузы и низ рукавов отделан широкой полосой мережки. В общем, на лицо се классические детали эдакой "пейзанской" блузы, известной нам по картинам XVIII в., живописующим прелести аркадского бытия. Вот только цвет кардинально изменен, что придает некий шик этой модели, вполне приемлемый для вечерних туалетов.

Черную блузу предпочел и Eric Bergere, но, сохранив те же струящиеся объемы, выглядит она все же более целомудренно. В первую очередь за счет классического квадратного выреза почти под горлышко (кстати, хорошо знакомого нам по русским сарафанам), который отделан шитьем.

Но все же более привычный классический вариант - белая блуза с воланами, оборками, кружевом, мережкой и вышивкой. Почти непременный атрибут ее - разнообразные завязки. Как известно, пуговицы в свое время были немалой роскошью и подчеркивали принадлежность их обладателя к высшему сословию. Поэтому завязки могут быть сверху (на горловине блузы) и снизу, по краю (как у Marni); сверху в несколько рядов и на талии в виде пояса (как у Lacroix); на горловине и на рукавах вокруг запястьев (как у SportMax); или просто на сильно приспущенных широких вырезах блуз (как у Ribeiro). Кроме того, завязки достаточно гармонично сочетаются с длинными рядами часто расположенных мелких крючечков наподобие средневекового корсета (как у Blumarine).

Если же в "пейзанской" блузе, кроме невинных завязочек, присутствует какая-то иная застежка, она, как правило, достаточно длинная (почти по всей длине блузы) и скромно спрятана за планкой (как у Sitbon). Но при этом надо помнить, что все эти завязочки, крючочки и почти в постельном стиле (в смысле - в стиле постельного белья) мелкие перламутровые или матовые пуговички вряд ли можно отнести с полной очевидностью к декоративным элементам. Их цель скорее утилитарная, сугубо практическая.

Функцию украшательства мэтры иголки и нитки передали классическим фольклорным элементам - вышивке, шитью, кружеву. Вот только относятся они не к какой-то конкретной стране по своей технике и мотивам, а все к той же идеальной, придуманной стране, собранной из разных кусочков разных воспоминаний. В этой стране чудно уживаются вместе швейцарские кружева, баварские нижние юбки и сугубо славянские укороченные и приталенные блузочки навыпуск с рукавом-фонариком и закругленным вырезом краев полочек (Eric Bergere). Именно в таких кофточках щеголяли героини знаменитых советских телесериалов из дореволюционной жизни - "Вечный зов", "Угрюм-река".

Кружево, которое в этом сезоне вообще оказалось очень востребованным и лепится, куда ни попадя - от сурового денима до элегантной лайки, царит и в "крестьянских" линиях. Ribeiro умудряется отделывать им даже пояса, а Vuitton - сумки. Понятно, что кружево - это очень многоликий материал. Оно может быть невероятно сексуально и эротично при конструировании нижнего белья или изысканно в вечерних туалетах. Однако в "крестьянских" линиях этого сезона оно носит ярко выраженный, но неопределяемый с точки зрения национальной принадлежности фольклорный характер. Это может быть практически полностью сделанная из кружева тонкая прозрачная блуза от Byblos или SportMax. А может быть тонкая натуральная (скажем, льняная) полоска изысканных в своей природной простоте кружев под грудью и на обшлагах рукавов (Eric Bergere).

Естественно, что сельские посиделки не обходятся без разнообразной вышивки. В некоторых случаях она невероятно сложна, многоцветна и изысканна (как у Valentino или Galliano). Но это уже некий предмет искусства в то время, как истинно "крестьянский" стиль предполагает безыскусную простоту и естественность. Вышивках на блузах Ribeiro и Blumarine проста и незатейлива, напоминая своим хорошо продуманным несовершенством неторопливую работу при свете лучины какой-нибудь пасторальной аркадской пастушки, возвратившейся со своим смирным стадом овечек с тучных пастбищ.

Но "крестьянский" стиль - это не только широкая блуза в разнообразных цветовых вариантах. Это еще и множество вариантов широкой пышной юбки, присборенной на поясе. При этом, кстати, сам пояс вполне может вообще отсутствовать и его вполне достойно заменяет все та же принитивная завязка. В итоге конструкция, украшенная рядами воздушных кружев, сильно напоминает нижнюю пышную юбку средневековой дамы. Юбки, кстати говоря, могут быть белыми (Bergere), черными (Miu Miu), лоскутными (тот же Bergere или Jacobs), в мелкий цветочек (Lacroix). Вообще, все эти как бы ситцевые простенькие ткани невероятно искусным образом создают ощущение как бы поблекших от времени и постоянных стирок полотнищ (Comme des Garsons), опять-таки пробуждая в душе некие ностальгические воспоминания о не существовавших никогда событиях и местах.

Дополняют стиль соответствующие аксессуары, среди которых важное место занимают разнообразные пояса. Как правило, оно довольно широкие, акцентированные, демонстративно приспущенные на бедра. Это может быть тисненная (Sitbon) или перфорированная кожа (Ribeiro), вездесущие завязки из кожи в несколько рядов (Max Mara), собранные вместе многочисленные кожаные шнуры с оригинальными застежками (Ribeiro), декоративные латунные пряжки (Vuitton), замша с бахромой и металлическими заклепками (Bergere).

Дополняют остро модный облик современно барышни-крестьянки натуральный естественный макияж и псевдостилизованная обувь в виде кожаных сабо на деревянной подошве, открытых сандалей на толстой веревочной подошве или миленьких босоножек и туфелек все с теми же ситцевыми цветочками (в виде рисунка или аппликаций).

В целом "крестьянский" стиль концентрирует в себе неосознанную тягу взращенных по большей части на городских асфальтах кутюрье к некой первозданной естественной чистоте и невинности детства. Это как бы игра, любование со стороны, каникулы, проведенные городскими мальчишками эпохи биг-маков в сельской тиши нетронутой природы. Именно из-за этого, думается, "крестьянский" стиль не будет этим летом столь уж популярен в России. Наша невыветрившаяся еще ментальность европейской провинции, наша тяга к городской жизни пока еще перевешивают ностальгию по жизни "естественной". Мы еще очень хорошо помним, как на самом деле живут пастушки в сельской Аркадии. Так что вряд ли вы увидите на улицах российских городов эти милые как бы застиранные ситчики и безыскусные завязочки. А зря! Это на редкость удобно и комфортно. Попробуйте!

Галина ЮДАХИНА.
Специально для InterModa.Ru

Комментарии

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Комментировать новости могут только зарегистрированные пользователи.