Ralf Ringer (14)

В Китае больше шить невыгодно

  • 6251
  • 0
  • 21 Февраля 200613:30
Сюжеты: Ralf Ringer
Новая география моды

Лина Калянина, Лилия Москаленко

«Эксперт» №7(501), 20 февраля 2006

В последнее время многие российские одежные и обувные компании, отшивающие свои изделия в Китае, вдруг заговорили о возможном переносе заказов в другие страны. «Мы стали меньше шить в Китае и все больше присматриваемся к фабрикам в Юго-Восточной Азии и Восточной Европе», — говорят сегодня многие отечественные производители. А ведь еще недавно считалось, что в Китае — самое оптимальное с точки зрения соотношения цена—качество производство. И до сих пор почти 80% российских брендов одежды и обуви отшивается в Китае. Почему же наши производители задумались о смене производственных стратегий?

Путь на восток Развивать контрактное производство в Китае отечественные производители стали, столкнувшись с отсутствием необходимой производственной инфраструктуры внутри страны. Чтобы работать на таких конкурентных рынках, как обувной или одежный, российским компаниям нужно было или самим создавать производство, или же размещать заказы по аутсорсингу и сосредоточиться только на брендах, дизайне и сбыте. Собственное производство стали развивать лишь немногие компании, в основном бывшие советские фабрики: «Первомайская заря», «Большевичка», Смоленская чулочно-носочная фабрика и прочие, которым производственные мощности достались по наследству. Из новых же компаний лишь единицы отважились построить фабрики с нуля (к ним относятся, например, компании «Глория Джинс» и Vassa) — слишком уж больших инвестиций это требовало. Большинство российских брендированных компаний стали развиваться по второму пути: отдавая производство на аутсорсинг в другие страны, прежде всего в Китай. К тому времени благодаря заказам ведущих мировых компаний (Mexx, Nuf-Nuf, Mango, Reеbok, Adidas и проч.) там начала складываться мощная индустрия производства одежды и обуви.

Некоторые отечественные розничные бренды — Savage, Sela, YAX, Concent Club, Mackler — специально создавались под китайскую производственную базу. Большинство же компаний — O`Stin, «Твое», «Парижская коммуна», «Панинтер», Tervolina — постепенно стали включать Китай в свои производственные планы. В последние годы компании, которые шьют в Китае, а продают в России, — самые динамичные в отечественном легпроме: ежегодно они растут на 20─30%. Что же заставляет сегодня некоторых из них менять сложившийся бизнес?

Технологический рывок Китая «В последний год у нас упала прибыль. Китай — уже не самая дешевая фабрика планеты», — говорит Александр Тонконог, генеральный директор компании Mackler, производящей мужскую одежду. За последние четыре года себестоимость производства в Китае возросла в среднем на 40%, а по отдельным категориям товаров — даже на 70─80%. И вызвано это многими причинами.

Прежде всего, уровень квалификации китайских фабрикантов за последние годы существенно вырос. Сегодня в Китае можно сделать любой продукт — от самого дешевого до люксового. Но производить качественный продукт стоит недешево, и, как правило, делать это могут только фабрики, построенные с участием европейского капитала и менеджмента в развитых промышленных районах Китая. Дешевое предложение сегодня можно найти где-нибудь на индустриальной периферии страны на вновь организованных предприятиях с дешевой неквалифицированной рабочей силой. Обычно российская компания размещает заказ на такой фабрике, создает систему контроля качества, обучает персонал, то есть фактически выстраивает всю ее работу. Через год-другой, поднабравшись опыта и научившись производить какой-никакой продукт, фабрика начинает претендовать на большую добавленную стоимость и выкатывает своему заказчику-партнеру новые финансовые условия. Компаниям приходится выбирать: либо увеличивать себестоимость своего продукта, либо искать нового производителя, то есть опять пойти на предприятие с низким уровнем управления и квалификации персонала и начать новый виток выстраивания бизнеса. «Процесс `выращивания` фабрик в Китае происходит постоянно, — рассказывает нам представитель одной из московских обувных компаний. — Все время приходится заниматься мониторингом отрасли. Развитие производства в Китае идет целыми областями. Например, в Гуаньчжоу фабрики достигли определенного уровня развития: научились производить качественный продукт, наладили управление — и сразу повысили цены на свои услуги. В итоге производить там массовый, дешевый продукт становится невыгодно. Но в соседних областях тут же появляются новые предприятия с более дешевым предложением. К ним переходят заказчики, которым нужно произвести дешево. Они обучают персонал, менеджмент фабрики и так далее. То есть для заказчиков работа с китайскими производителями — это бесконечное хождение по кругу».

Таким образом, говорить о наличии стабильной производственной базы в Китае не приходится. Но не только растущие амбиции китайских фабрикантов стали причиной роста цен. Рост себестоимости производства в Китае — это еще и следствие завершившейся качественной модернизации китайских фабрик.

Долгое время китайские обувные и швейные фабрики были оснащены только станками second hand из Европы. Но в последние годы китайцы стали приобретать новое западное оборудование. «В 2005 году шестьдесят процентов произведенного в Западной Европе текстильного оборудования купил Китай, — говорит Мария Сморчкова, генеральный директор Ассоциации предприятий индустрии моды. — Кроме того, некоторые ведущие западные производители оборудования стали переносить свои сборочные цеха из Европы в Китай». И наконец, за последние годы китайцы научились делать и собственное качественное оборудование.

Перевооружение неизбежно привело к росту цен на услуги китайских фабрик. Аналитики считают, что это — часть планомерной стратегии Китая: перейти в сегмент качественных продуктов с более высокой добавленной стоимостью. Известно, что до последнего времени Китай был основным поставщиком товаров в массовый сегмент. Сегодня мы наблюдаем, как эта страна стремительно укрепляет свои позиции в сегменте более технологичных товаров — как сырья, так и готовой продукции. «Например, китайцы прекрасно освоили скорняжные работы — они обрабатывают мех даже для компании Saga Furs (крупнейший в мире производитель меховых изделий категории `люкс`. — `Эксперт`). Широко используют китайцы и методы генной инженерии, в частности научились выводить овец с более волокнистой шерстью, и китайский кашемир сегодня используют все люксовые бренды, — говорит г-жа Сморчкова. — Возросший уровень качества сегодня привлекает многие люксовые марки: например, Prada недавно начала отшивать в Китае часть коллекции pret-a-porte, в ближайшее время здесь будет размещать заказы и Louis Vuitton».

За последние четыре года себестоимость производства в Китае возросла на 40%, а по отдельным категориям товаров и на 70─80%

Удорожание производства обусловлено и финансовой конъюнктурой: на фоне падающего курса доллара китайское правительство удерживает курс юаня стабильным, и в результате в долларовом эквиваленте китайские товары растут в цене. Кроме того, продолжают расти доходы населения: сегодня зарплата менеджеров среднего и низшего звена в Китае сопоставима с московскими зарплатами.

И наконец, за последний год в Китае изменились не только цены, но и условия работы — они стали гораздо жестче. «Если несколько лет назад китайцы были готовы нам доплачивать, лишь бы у них разместили заказ, то сегодня все по-другому. Теперь они просчитывают все: издержки, производительность труда, оснастку. К тому же китайцы отказываются шить небольшие объемы, например пятьсот пар обуви, как раньше. Заказ должен быть не менее чем на пять тысяч пар», — говорит Александр Никитин, генеральный директор компании «Парижская коммуна». У российских же компаний розничные сети, как правило, небольшие, и отшивать огромные партии им ни к чему.

Азиатско-европейские перспективы В этих условиях многим российским компаниям работать в Китае стало невыгодно. «Рубашки и носки мы перестали шить в Китае, это слишком дорого», — говорит г-н Тонконог. «Из-за роста издержек производить дизайнерскую одежду в Китае становится бессмысленно», — говорит Илья Будзин, руководитель розничной сети одежды Sultanna Frantsuzova.

Чтобы сохранить прежние прибыль и качество, у отечественных компаний сегодня есть всего два пути. Первый — смириться с возросшими издержками китайских фабрик и рискнуть предложить российскому рынку продукт с большей добавленной стоимостью. Однако этому пути смогут следовать только компании, имеющие сильные позиции на российском рынке: узнаваемый бренд и хорошо развитую розницу, как, например, у одежной компании Sela. В начале этого года ее владелец Аркадий Пекаревский объявил, что компания начинает осваивать более высокий сегмент рынка — средний. Начало этому уже положено: компания выпустила новый ассортимент, в составе которого не только привычный универсальный трикотаж, но и тканая одежда с элементами fashion. При этом Sela намерена и в дальнейшем производить одежду только в Китае.

Компаниям же, которые не могут похвастаться столь сильным брендом и мощной дистрибуцией (а таких большинство), остается второй путь — искать более дешевые производства. Прежде всего это другие азиатские страны: Индонезия, Таиланд, Вьетнам, Индия — и страны Ближнего и Дальнего Востока. По словам российских игроков, в странах Юго-Восточной Азии сегодня уже достаточно развита инфраструктура производства одежды и обуви, хотя она и уступает китайской. Поэтому аутсорсинг в этих странах подходит не всем отечественным компаниям, а лишь тем, кто ориентирован на ходовой ассортимент (как, например, компания YAX) или ассортимент, который мало зависит от сезонности (например, компания R-2, которая специализируется на производстве мужской одежды).

Между тем многие отечественные компании сегодня пытаются конкурировать как раз за счет более продуманных, обновляемых коллекций. И для создания такого ассортимента куда более привлекателен аутсорсинг в странах Восточной Европы. Помимо территориальной близости к России фабрики в этих странах хороши тем, что они изначально ориентированы на производство качественного, эксклюзивного продукта, поскольку создавались западными компаниями, работающими в среднем и люксовом сегментах.

Однако услуги восточноевропейских фабрик достаточно дороги. Поэтому к ним могут обратиться только нишевые компании, работающие в достаточно дорогом сегменте рынка. «Не так давно мы перенесли производство из Китая в Болгарию», — говорит г-н Тонконог из компании Mackler. А наиболее конкурентные условия сегодня предлагает Белоруссия. «С созданием в этой стране свободных экономических зон здесь начали отшивать свой ассортимент многие международные компании», — говорит Елена Солдатова, специалист по аутсорсингу компании YAX.

Очередной шанс Трудности с аутсорсингом производства одежды и обуви в странах Азии и Восточной Европы предоставляют нашей стране очередной шанс все-таки начать развивать собственный легпром. Нет сомнений, что отечественным компаниям удобнее всего было бы шить одежду и обувь в России. Это позволит им обеспечить самые важные в модном бизнесе преимущества: оперативность, гибкую реакцию на рынок, возможность сделать дозаказ, максимально часто менять коллекции. Отметим, что именно благодаря близости производственной базы испанская одежная компания Zara стала самой динамичной в мировой модной индустрии.

Удорожание производства в Китае — только часть долговременной стратегии этой страны. Следующий этап — частичный отказ от контрактного производства и активное развитие собственных торговых сетей

Очевидно, что в России невозможно создать индустрию производства массовых продуктов, подобную китайской, — слишком высоки будут издержки. Наша страна могла бы специализироваться на нишевых продуктах в средней ценовой категории. «Высокотехнологичный ассортимент одежды и обуви отшивается небольшими партиями, под него не нужно строить комбинаты-гиганты. К тому же в России есть традиции очень качественного пошива одежды и обуви, еще со времен жестких советских ГОСТов», — говорит г-жа Солдатова.

Сегодня несколько «средних» отечественных марок полностью отшиваются в России — это Vassa, Gota, Ralf Ringer. Планируют производить ассортимент в России и другие «средние» бренды. «Мы переносим производство одежды под брендом Sultanna Frantsuzova из Китая в Россию. Сегодня мы монтируем мощности в Тверской области, где будем шить дизайнерскую одежду», — говорит Илья Будзин. «Пока мы размещаем заказы в Азии. Но в перспективе хотели бы шить в России», — говорит Александр Мироненко, генеральный директор компании Yudashkin Jeans.

В ближайшее время у российских компаний может появиться еще больше аргументов в пользу развития производства внутри страны. Переход китайского производства на новый виток развития, который мы наблюдаем сегодня, — лишь часть долговременной стратегии этой страны. Следующим этапом будет частичный отказ от контрактного производства и активное развитие собственных торговых сетей. «Я думаю, очень скоро китайцы скажут итальянским, польским, русским заказчикам: мы долго зарабатывали только на производстве, а вам давали возможность снять сливки на продажах. А теперь мы сами будем продавать. И начнут скупать наши торговые сети так же методично, как до этого скупали мощности», — говорит г-н Никитин. По его словам, за этой угрозой последует другая — покупка китайскими бизнесменами локальных брендов. Вряд ли Китай начнет в ближайшее время создавать собственные марки одежды и обуви: как известно, китайцы — превосходные копировальщики, но совершенно не сильны в дизайне и креативе. «Очевидно, они будут приобретать самые интересные на рынке бренды — прежде всего итальянские — и начнут активно продвигать их на всех рынках, в том числе в России», — говорит г-н Никитин. Чтобы выдержать конкуренцию с ними, отечественным компаниям нужно будет иметь собственные крепкие торговые марки — а создать их можно только при наличии в стране развитой легкой промышленности.

expert.ru

Комментарии

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Комментировать новости могут только зарегистрированные пользователи.