Дизайнер Джулиен Макдональд об униформе British Airways и о том, чем ему не нравится Одри Хепберн

  • 4854
  • 0
  • 10 Июня 200713:05
Джулиен Макдональд — рафинированный британский джентльмен с безупречными манерами, белозубой улыбкой и приятным голосом. В ресторане, где назначено интервью, его легко найти среди разноцветной суетливой публики. Весь в черном, он спокойно сидит за столиком, изредка переговариваясь со спутницей, и флегматично наблюдает за происходящим вокруг.

В Москве Макдональд проездом после показа в Санкт-Петербурге (он принимал участие в London Fashion Days, которые устраивали Британский Совет и журнал Elle). После спокойного Питера Москва кажется ему шумной, поэтому дизайнер берет у меня диктофон и держит его у рта на манер микрофона.

— Когда вы учились в школе, то переделали свою форму, а в 2001-м принялись за новый дизайн униформы для сотрудников British Airways. У вас какое-то особое отношение к форменной одежде?

— Да нет, просто в школе я хотел украсить свою скучную форму. Мне не нравилось выглядеть как все, у меня получилось забавно и оригинально. А работа с British Airways была очень интересной, ведь форма, дизайн которой я придумал, была предназначена для тысяч сотрудников! British Airways в некотором смысле — лицо всей Великобритании. Я сам часто летаю ее рейсами, поэтому мне было почетно работать на эту авиакомпанию.

— Можете назвать ключевой момент в своей карьере?

— Знакомство с Карлом Лагерфельдом. Тогда я был еще студентом Royal College of Art. Работа для Лагерфельда и Chanel стала для меня колоссальным опытом. Тогда я понял: чтобы чего-то добиться, нужно любить моду, вещи. Мода — это страсть. Но, разумеется, необходимы талант и трудолюбие.

К столику постоянно подходят официанты, то поднося, то снова унося какие-то столовые приборы, чашки, салфетки. Каждый раз Джулиену Макдональду приходится отодвигать или придвигать свое кресло, но он с неизменной вежливостью всех благодарит и невозмутимо продолжает беседу.

В каком-то из своих интервью Макдональд сказал, что Мэрилин Монро лучше Одри Хепберн — а ведь он был директором направления haute couture в Givenchy, с которым неизменно связывают имя Хепберн. Я спрашиваю “Почему?” и получаю неожиданный ответ.

— Одри Хепберн очень худа. Слишком худа. А Мэрилин Монро очень женственна и сексуальна, у нее красивое тело, округлые формы. Мой идеал — женщины с соблазнительными изгибами, ведь в этом и заключается их невероятная чувственность. И именно для них я делаю свои коллекции.

Я не могу удержаться, чтобы не спросить про моделей, ведь именно они представляют одежду, которая, как выясняется, предназначена совсем другому типу женщин. Но Макдональд искусно парирует:

— Модели — совсем юные девушки, им по 15-16 лет. У них субтильные фигуры, тонкие и хрупкие. Девушки раскрывают свою красоту, чувственность значительно позже. Модели лишь демонстрируют одежду, но ведь покупают и носят ее зрелые женщины.

Сэндэма Данзюрюн
Vedomosti.ru

Комментарии

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Комментировать новости могут только зарегистрированные пользователи.