Леонид Алексеев: главный по дизайну

  • 1339
  • 0
  • 06 Мая 201510:27

Больше года назад Министерство обороны создало собственное дизайн-бюро, чтобы популяризировать себя и на гражданском рынке. Возглавил бренд «Армия России» известный российский дизайнер Леонид Алексеев. Одним из последних проектов нового начинания стал запуск линии одежды, которую можно было видеть в Москве на последней Mercedes-Benz Fashion Week. В коллекции сделана ставка на военный и спортивный стили, которые сегодня очень популярны. В будущем эту одежду можно будет приобрести в специальных корнерах магазинов сети «Военторг». Похоже, Леонида Алексеева сегодня можно смело назвать главнокомандующим российского дизайна.

London Collegeof Fashion, Central Saint Martins, Европейский институт дизайна – и все же вернулся в Россию…

Самым главным на тот момент было делать то, во что я верю, заниматься творчеством. Тогда мне поступило предложение участвовать в Неделе моды, было помещение для работы… Как ни странно, Петербург соскучился по мне и предложил некий шанс, которым я воспользовался.

А в Европе реализовать себя не пытались?

Были, конечно, попытки работать в Европе. Были предложения, но все они были очень ограниченными: я должен был работать на кого-то и выполнять очень узкий спектр задач. Мне же всегда хотелось работать широко, придумывать что-то новое, быть самым главным.

Ну а что, Сен-Лоран тоже начинал у Диора.

Если бы мне предложили место Сен-Лорана при Диоре, это был бы другой вариант. На самом деле мне хотелось делать собственные коллекции и не ждать лет десять, как это происходит в Европе: прежде чем выпускать коллекции под собственным брендом, дизайнер работает на другой.

Можете сравнить отечественную и европейскую индустрии?

Когда я вернулся в Россию, никакой «отечественной индустрии» еще не существовало. В то время были разные модельеры, которые работали в ателье, шили для своих клиентов на заказ. Однако в то время начал проявляться большой интерес к проведению показов. Конечно же, первое десятилетие российской моды – это эпоха показов, когда шоу были самоцелью. Это не индустрия, это скорее сегмент индустрии. Но у нас с этого все и началось.

И сегодня эта индустрия существует?

Сейчас мы можем наблюдать второй этап, когда индустрия становится бизнесом. Люди заинтересованы в том, чтобы не устраивать показы, экономить на презентациях и заботиться о коммерческой составляющей коллекций и организации точек продаж. Но и это лишь часть индустрии. Целиком индустрия предполагает еще и некое взаимодействие ритейла, пиара и других составляющих.

И кого из российских дизайнеров можно назвать коммерчески успешным?

Кирилл Гасилин, Александр Терехов, Ульяна Сергеенко, Дмитрий Логинов, марка VivaVox. Это однозначно коммерческие истории, но на самом деле их гораздо больше. В России есть бренды, которые занимаются не просто производством одежды, а используют мировые технологии продвижения и успешны с точки зрения прибыли.

Есть какой-то интерес к российским дизайнерам на Западе?

Если мы говорим о том, что невозможно представить хороший европейский магазин без Versace, Valentino, Celine, то российского такого бренда нет. Есть такое профессиональное понятие «конфетти», когда в дополнение к ведущим маркам магазин представляет неизвестные бренды. Это не про «что там новенького?», это про разнообразие и красоту.

А Ульяна Сергеенко?

Да, к Ульяне сейчас большой интерес, но все-таки это интерес скорее к парижской Палате высокой моды. Дизайнеров, которые готовы тратить огромные деньги на развитие технологий hautecouture, очень мало. Поэтому появившегося нового дизайнера, который попытался вывезти от-кутюр из Парижа, палата прибрала к рукам. Это скорее продвижение парижского Синдиката моды, а не русских. Главное – идея, что весь кутюр из Парижа.

А насколько коммерчески успешным был бренд LeonidAlexeev?

Конечно, он был успешным. При этом я ставлю перед собой задачу создавать не просто одежду, но и многое другое. Марка имела успех и в СМИ, и у потребителей. Я не работаю в рамках одной студии, у меня много параллельных проектов.

Кстати, работа в театре – это какой-то неисчерпаемый креатив или же она идет в какой-то связи с сезонными коллекциями?

Наверное, об этом должны говорить фэшн-критики. Для меня же это самостоятельные проекты. Я работаю над костюмами к постановкам как над самостоятельным продуктом. Здесь и мое творчество, и мое мастерство, и подключение других профессионалов.

А сезонные коллекции как создаются?

Есть определенная товарная матрица, которая учитывает особенности времени года и другие нюансы. Затем выбираются какие-то темы, источники вдохновения. Все это кодируется и вставляется в одежду. Источники вдохновения всегда разные, а я выступаю в качестве исследователя, ученого. Я становлюсь неким фильтром, а потом укладываю информацию в понятные мне визуальные фразы.

Есть ли известная икона стиля, которая особенно дорога вам?

Когда говорят «икона стиля», говорят о банальности и стереотипах. Они поэтому так и называются, потому что их стиль стал каноническим. В последнее время мне больше нравится не определение «икона стиля», а скорее работы Джорджио Армани, которые он делал в 1980-х. Это очень мягкая и романтичная красота. С другой стороны, мне нравится то, как позиционирует себя Канье Уэст. Он – пророк, сумасшедший, брутальный, правитель. Он – герой, но при этом не вульгарный, у него есть какая-то сложная эстетика.

Леонид, можете назвать какие-то составляющие идеального женского образа?

В основе любого хорошего образа в первую очередь лежит силуэт. Для меня он всегда являлся главным, он задает интеллектуальность, сексуальность, романтичность. Кроме того, в образе всегда должна быть двойственность, не должно быть однозначности. Маленькое черное платье само по себе будет очень скучным. Оно как раз позволяет добавить к нему что-то особенное и изменить образ: с жемчужным ожерельем оно выглядит классически, с красными чулками – вызывающе. Вот эта двойственность очень важна, она и есть проявление вкуса. И конечно, вещь всегда должна хорошо сидеть, важна ее неслучайность. То же самое касается и стритстайла.

Сейчас ваши линии прет-а-порте закрыты, осталось лишь ателье Leon

Поскольку я решил посвятить себя работе в более крупных проектах, мы временно не выпускаем коллекции, но я все еще делаю одежду. Скажем, я взял небольшой тайм-аут. Также есть петербургское ателье, в котором мы работаем с клиентом индивидуально.

Насколько индивидуальный пошив востребован у россиян? И какие требования они к нему предъявляют?

Индивидуальный пошив востребован. Это и одежда по случаю, когда создается наряд для особых событий. Это одежда нестандартных размеров. Также к нему прибегают те, кто хочет попробовать что-то новое, кто хочет чего-то специального. Прежде всего клиент просит помочь ему определиться. В таком случае мы спрашиваем, какой образ жизни он ведет, какая одежда в его гардеробе нужнее всего, чаще всего используется. Мы говорим о культурных, цветовых предпочтениях, среде, в которой живет человек, где он работает... И так совместно ставится задача.

Комментарии

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Комментировать новости могут только зарегистрированные пользователи.