Автор

Глазунов Ярослав

  • 1001
  • 0
  • 28 Января 201206:18
Немного обо мне

Ярослав ГЛАЗУНОВ: «Самый модный аксессуар для девушки – мозги» «Конкурент» беседует с молодым красноярским дизайнером. Он признаётся, что жил по маминым канонам. Занимался дзюдо много лет и поступил в нелюбимый вуз. Сейчас он объявил бунт себе и заложенным принципам жизни. Его мечта – работать в доме моды «Dior». Сегодня Ярослав Глазунов идёт чётко к своей цели и ясно понимает, что нужно еще пахать и пахать. Правда, он уже успел засветиться в работе с Дмитрием Логиновым над его брендом «Arsenicum» и брал практически штурмом дом моды Славы Зайцева. Одни признают его талантливым, подающим надежды дизайнером, другие крутят у виска, увидев его модели. Так или иначе, у каждого своя правда. В интервью «Конкуренту» Ярослав рассказал о том, как узнавал контакты дизайнеров и бесцеремонным образом напрашивался на работу. – Ярослав, мне всегда казалось, что обычно девочки играют в детстве в куклы и шьют им наряды. А когда вы впервые взяли в руки иголку с ниткой? – Я начал рисовать эскизы моделей одежды еще в школе. Думаю, своеобразным толчком послужило знакомство с нашей новой одноклассницей Любой, которая приехала с родителями из Литвы в Красноярск. Она очень интересно одевалась и значительно отличалась от наших сверстников. Тогда у нее единственной из моих друзей вещал канал «Fashion TV». С этого момента я и стал активно интересоваться индустрией моды. – Я слышала, что вы и спортом занимались. Получается, вы променяли медали на иголку с ниткой? – В 19 лет, будучи кандидатом в мастера спорта, я просто понял, что занятия дзюдо стоит оставить ради интересного хобби. Как раз в то время объявили о конкурсе «Модельер Сибири». Тогда я рассматривал это с точки зрения художника, обшивать весь мир у меня в планах не стояло. Возникла, на мой взгляд, гениальная идея коллекции, но ни шить, ни рисовать я не умел. Зато было огромное желание творить. Я скооперировался со своей приятельницей, которая умела шить. Первый этап эскизов я с легкостью прошел, потом мы сделали коллекцию для конкурса и вышли в финал. Основная идея состояла в том, что человек – как шарик. Когда тот наполняется гелием, он улетает. Так и мы воспаряем над миром, когда душа наполняется счастьем. В итоге получилась очень яркая коллекция. Правда, к моему большому сожалению, призового места не заняли. Сейчас, конечно, я реально понимаю, что с теми знаниями, которыми я обладал, стать победителем было нереально. Тогда ничего еще не умел. – Перед одним из конкурсов ваша мама очень удивилась, что вас выбрали представлять Красноярский край на всероссийском уровне. Она даже сказала, что вы шить не умеете. Это правда? – Шить я умею. Даже могу предоставить корочки швеи третьего разряда. Я их честно получил, когда закончил колледж. Правда, мама не разделяет моего увлечения. Она считает, что важнее материальная стабильность. – Кем в детстве хотели стать? Пожарным, космонавтом, кутюрье? – Вообще, хотел стать Жан-Клод Ван Даммом, точнее, бойцом. Об обычных профессиях я не задумывался. – Как получилось, что вы учитесь в техническом вузе, но хотите работать в индустрии моды? – Когда тебе 17 лет и только что закончил школу, многое решает мама. У меня, во всяком случае, так и было. Именно мама скоординировала сценарий моей дальнейшей жизни. Она очень хотела, чтобы ее сын стал «белым воротничком». В России практически каждый родитель хочет, чтобы его чадо жило по его сценарию, чтобы всё было так, как нужно. Мне очень нравится позиция американских мам и пап. Они предоставляют детям право выбора. У меня такового не было. Вот я и поступил в политехнический институт. Доучившись до пятого курса, я, конечно, понимаю, что бросать не стоит – высшее образование всё-таки, – но связывать свою жизнь с энергетикой я не хочу. Хоть и твердят мне, что это деньги. Для меня важнее сейчас другое: развитие своего таланта и творческих способностей. Многие теперь уже знакомые кутюрье мне советуют подтягивать, например, рисунок, так как я самоучка и толком эскизы-то рисовать и не умею. – Как умудряетесь совмещать учебу в вузе и модное хобби? – Конечно, мне приходится прогуливать занятия. Когда я уезжал в Москву на стажировку к Дмитрию Логинову, месяц прогулов у меня был обеспечен. Стараюсь сдавать сессию, но с трудом получается. – Ни для кого не секрет, что на создание коллекции помимо таланта и трудолюбия необходимы немалые финансовые вливания. Отсюда нескромный вопрос: откуда у студента деньги? Наверное, мама спонсирует? – Спонсором являюсь я сам. Это проблема всех начинающих дизайнеров. Приходится закупать ткани в оптовых центрах и на чем-то экономить. – Откуда черпаете вдохновение? – В первую очередь, дизайнер должен быть очень начитанным. Перед созданием любой коллекции нужно перерыть огромное количество материала. Вдохновение можно отовсюду брать. Например, сейчас я шёл по улице и заметил на дереве гриб. Мне очень понравилась его фактура и цвет. Мода, с моей точки зрения, это цепочка ассоциаций. Дизайнеру просто необходимо отсматривать новости и читать газеты. Например, за основу для коллекции на Дельфийские игры России я взял сюжеты о переделе Курильских островов. Я представил, что в ходе переговоров на этой территории может образоваться новая республика Содружества Независимых Государств. Поэтому я смешал три нации и их наряды: японцев, русских и айну – народ, который жил на Курильских островах много лет назад. Таким образом я создал новый этнос и их одежду. Вдохновение меня не подвело. Мне присудили специальный приз за оригинальность. – У вас есть муза? – Нет. Я часто задумываюсь над этим вопросом, но пока я не вижу никого рядом с собой, кто вдохновлял бы меня. Я вдохновляюсь окружающим миром и новостями. – Как друзья, в том числе девушки, относятся к такому, как мне кажется, немужскому роду деятельности? – У меня достаточно адекватные и творческие друзья, которые поддерживают даже самые безумные мои идеи. – Какой должна быть ваша спутница? Стильной и модной или внешний облик не главное? Возьмете и переоденете? – Я люблю девушек, которые за собой ухаживают и хорошо одеваются. В то же время меня притягивают и спортсменки. Но больше всего меня интересует внутренний мир человека. Если мне интересно с ним общаться, то абсолютно не важно, как он одет и как выглядит. Если человек хорошо одет, но внутри пустышка, нет никакого смысла с ним дальше разговаривать. – На одном из красноярских телеканалов вы выиграли аккредитацию на Неделю моды в Москве. Ну, и как впечатления? – На первую неделю, да. Тогда я впервые оказался в Москве. В общем, мальчик-оборванец. Второй раз я туда попал благодаря дизайнеру Дмитрию Логинову. Прилетев в Москву, я просто позвонил ему и попросил порекомендовать меня кому-нибудь из дизайнеров в качестве стажера. Но Дмитрий меня совсем не знал, поэтому сказал, чтобы я для начала попробовал поработать лично с ним. Сначала я отрисовывал эскизы, помогал в создании инсталляции для шоу-рума. – Как отнеслась команда Дмитрия к появлению мальчика из глубинки? – Сначала я познакомился с помощницей Логинова, талантливым дизайнером Анной Барсуковой. На мой взгляд, редко можно встретить дизайнера-девушку, но Анна сверхталантлива и очень красива. У Дмитрия сплоченная рабочая команда, и я многому у ребят научился. Мне даже разрешили жить в студии, так как друзья не смогли меня на долгое время приютить. – Я так понимаю, через некоторое время вам удалось «заскочить» и на Неделю моды в Нью-Йорк? Каким образом? – Летом, как и многие студенты, я решил поработать в Штатах. На всякий случай захватил с собой эскизы. Чисто случайно познакомился с девушкой, которая занимается модельным бизнесом в Нью-Йорке, и я попросил ее провести меня с собой. Таким образом, я смог наблюдать всё закулисье. Удалось пообщаться с некоторыми дизайнерами. – Совсем недавно видела программу с Дмитрием Логиновым, где говорили о том, что именно вы ему помогали в создании очередной коллекции. Каково работать с земляком? Это помогает или, наоборот, мешает? – Дмитрий – очень ответственный, начитанный и сверхтрудолюбивый человек. Меня поразила его честность. То, что он говорит, всегда делает. Он очень талантлив, его можно назвать дизайнером европейского типа. Логинов чувствует тенденции, направления моды. Если смотреть на него как на коммерческого модельера, то, безусловно, он состоялся. Бесподобно держит грань между своими авангардными идеями и тем, что люди захотят купить для повседневного гардероба. Его коллекции очень яркие, и в то же время они носибельны. Например, коллекцию, в которую я внёс свой хоть и небольшой, но всё-таки вклад, Дмитрий создавал на основе фильма Хичкока «Птицы». Он использовал тенденции 60-х годов. Были взяты простые линии и силуэты, но в то же время были и силуэты-трансформеры. В качестве аксессуаров использовались даже перья грифов. Кстати, мне их и пришлось доставать. Я специально ходил в Московский зоопарк за натуральными перьями. Потом их чистил и отмывал. Вся работа с командой этого дизайнера была запоминающейся. Если что-то я не понимал, мне всегда объяснял сам Дмитрий. Он находил время для каждого из стажеров. – Что сложнее – создавать свои коллекции или помогать в этом другим? – Конечно, гораздо сложнее помогать, работать в команде. Этому обязательно нужно учиться. Твое видение и понимание мира – это одно, а умение работать в команде – это другое. Ты должен мыслить и понимать ту политику, которую ведет компания. – За что вы можете сказать спасибо Дмитрию Логинову или другим дизайнерам, с которыми посчастливилось поработать? – В первую очередь я бы поблагодарил Дмитрия Логинова и Аню Барсукову, за то что учили меня. Также Андрей Бартенев на меня произвел огромное впечатление, когда приезжал в Красноярск. Как оказалось, он очень простой в общении человек. Я зачастую спрашиваю у них совета, в том числе по поводу дальнейшего поступления. – У вас есть кумиры в модной индустрии? – Их немного, а может, и много, я не могу точно сказать. Недавно я пришел к выводу, что мне больше нравятся авангардные дизайнеры: Александр Маккуин, Хусейн Чалаян. Их есть за что любить. Я считаю их одними из гениальнейших людей в мире. – А для чего нужна мода? Ведь то, что создают дизайнеры, вряд ли сможет носить нормальный человек в обыденной жизни. – Я думаю, мода отражает действительность сегодняшнего дня. Например, как в 60-е годы популяризировалась тема космоса. Оттуда пошли чистые линии, А-силуэты. Зачастую коллекции, которые создают дизайнеры, нужны именно для того, чтобы привлечь как можно большее количество людей к этому дому моды. Понятно, что потом они покупают за бешеные деньги те же джинсы и футболки. – Вообще, дизайнер должен равняться на других или нужно создавать что-то своё, кардинально отличающееся от других? – Дизайнер должен отслеживать, как работают другие марки, что выпускают конкуренты. Это поможет идти в ногу со временем и выпускать коммерчески выгодный продукт. – Журналы мод читаете? Откройте секрет таким же начинающим дизайнерам из Красноярска: с чего следует начинать? – Читаю, но чаще захожу на интернет-страницы домов мод и смотрю телевизор. Для того чтобы тебя заметили, нужно работать, работать и работать. Здесь, как в известной поговорке, главное – желание. – Андрей Бартенев – неоднозначная фигура в современной модной индустрии. Как вам удалось подружиться с этим человеком? – Я познакомился с ним на одном из его мастер-классов. Этот человек сразу располагает к себе публику. Андрей Бартенев объездил практически весь мир. Его знают во многих странах. Всякий раз он поражает своими перформансами. На своих встречах он рассказывал, что иногда не спит неделями, когда воплощает свои идеи в жизнь. Всё зависит от человека: хочет он быть серой массой, получающей деньги, или заниматься подобного рода искусством. Лично для меня деньги – это лишь средство существования, они не дают тебе радости. Думаю, внутреннее душевное удовлетворение гораздо дороже, чем пачка денег. Его заработать сложнее. – Сейчас, когда в вашем резюме можно насчитать с десяток престижных конкурсов и побед, не хочется ли собрать чемодан и махнуть в столицу сначала нашей родины, а потом, например, в мировую столицу моды? – После стажировки у Логинова мне хотелось остаться в Москве, но возможности такой у меня не было. Сейчас в моих планах – закончить вуз и получить диплом. После этого появится больше времени для саморазвития и творчества. Я буду пробовать поступать за границей. – Вы можете себя назвать приверженцем известных марок или, как обычный студент, одеваетесь там, где по душе и карману? – Не обязательно иметь брендовые вещи, чтобы одеваться хорошо. Нужно просто иметь хоть какое-то чувство вкуса и интерес к тому, как одеваются люди. Например, когда я приехал из Америки в Москву, я понял, что люди в России одеваться вообще не умеют. В Нью-Йорке каждый одевается по-своему. В Италии чувство вкуса и стиля впитано с молоком матери. Русские, на мой взгляд, одеваются, особенно зимой, абы как. Главное, чтобы было тепло. – В обычной жизни предпочитаете эпатаж или одеваетесь скромно и незаметно? – Мне нравится выделяться, но я не люблю русский эпатаж. Можно выглядеть вполне скромно, но в то же время очень стильно. Это, на мой взгляд, сложно. Мне очень нравится свободный американский стиль. Я могу надеть плащ и высокие кеды. Вообще люблю яркую одежду. Практически не беру в магазине вещи черного цвета. Я оптимистичный человек, поэтому считаю, что черный цвет не мой. Чтобы хорошо одеваться, достаточно знать обычное сочетание цветов и материалов. Этого хватит, чтобы хорошо выглядеть. – Сейчас над чем работаете и какие планы на весну-лето 2012-го? – Я хочу самосовершенствоваться, планирую поступить в институт моды в Швеции или Бельгии. Нужно делать всё поэтапно, необходимо зарабатывать себе имя постепенно. – Ваши модные прогнозы на этот сезон. – Сейчас тенденции плавают от 60-х до 90-х годов. – Можно достать из бабушкиного сундука вещи и носить? – Да, сегодня актуальны гипюр, кружева. Можно надеть блестящее платье с золотым отливом, но не яркого оттенка. – Что нужно прикупить, чтобы быть модным в этом сезоне? – Ориентируйтесь на 60-е года, и ваш наряд будет в тренде. Обязательно советую купить платьице А-силуэта. Очень актуальны будут салатовый, терракотовый, состаренный золотой цвета. Маленькое черное платье, как завещала Коко Шанель, должно висеть на вешалке в гардеробе каждой женщины. Можно просто грамотно сочетать белое и черное, и ты всегда будешь на высоте. Также сочетание бабушкиных нарядов и современных вещей возможно в этом сезоне. Шейные атласные платки. Их можно повязать на голову, шею или сумочку. И не забудьте купить лодочки на низеньком каблуке. В этом сезоне будет очень актуален этнический стиль, старайтесь носить наряды с геометрическим принтом. Кстати, возьмите на заметку: можно сочетать четыре цвета вместо трех. Сочетание несочетаемого сейчас модно, но нужно чувствовать тонкую границу. Главное, чтобы вы понимали, что и как вы надели. – Как относитесь к аксессуарам? Они необходимы как воздух или это пережитки прошлого века и решает всё твой наряд? – Аксессуары, так или иначе, нужны, потому что весь образ зависит от маленьких деталей. Они играют большое значение, так как могут подчеркнуть тот стиль, которому ты пытаешься соответствовать. – Как относитесь к выражению «Лучший аксессуар для девушки – красивый мужчина рядом с ней»? – Плохо. По-моему, самый модный аксессуар для девушки – мозги. – Когда идете по улице, у вас не возникает желания кого-нибудь переодеть? – Хочется переодеть не только незнакомых людей на улице, но и приятелей и приятельниц. Даже зачастую ругаемся из-за этого. Девушки начинают обижаться. Я советую таким просто полистать какой-нибудь журнал или заглянуть в интернет и попробовать одеться прилично. – Глядя на меня, что бы вы изменили в моей одежде, внешности? – На тебе сейчас обычные американские джинсы и жакет. Я бы добавил ярких аксессуаров и, безусловно, добавил бы объема волосам. Гладко зачесанный конский хвост – это не твой вариант. В общем, я вижу обычную девушку, которая много работает и не следит за модными тенденциями. – Встречают по одёжке, а провожают по уму. Вы согласны с этим утверждением? Как вас встречают на конкурсах? – У нас совсем другое отношение к дизайнерам. За границей смотрят на внутренний мир, а не на внешность. В России важно себя подать эпатажно, чтобы ты запомнился. – На одном из конкурсов в качестве поощрения вам предоставили возможность написать статью в один из журналов мод. О чем пишете? О себе любимом? – Я пишу о том психологическом пороге выбора между стабильной профессией, которая прокормит тебя в дальнейшей жизни, и дизайном. Почему русского человека пугает неизвестное будущее? У нас в России есть устоявшееся мнение: художник должен быть бедным. Но это не так. – Ярослав Глазунов через 10-20 лет: модный дизайнер одежды, инженер, заботливый папа? Вычеркните лишнее. – А папу заботливого можно не вычеркивать? Я планирую быть главным дизайнером дома «Dior». Вот так – коротко, но ясно. Любовь ФРЕЙМАН. Фото автора.

Комментарии

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Комментировать новости могут только зарегистрированные пользователи.