Модный приговор «серому» импорту

  • 7245
  • 0
  • 20 Июля 202018:43

Весна-лето 2020 года из-за коронавируса оказались крайне сложным периодом для fashion-индустрии. Во-первых, многие бренды, которые имели свои производства в Китае, были вынуждены остановить заводы. Во-вторых, существенно снизилось количество продаваемой продукции: находящиеся на самоизоляции люди выбирали «пижамный лук», а не модные образы. В-третьих, закрытые торговые центры и до сих пор не налаженные в полной мере авиационные сообщения между странами привели к сокращению поставок и снижению ассортимента. Так, например, некоторые крупные сети до сих пор не могут доставить новые коллекции из Китая.

Сейчас, когда постепенно вводятся послабления в режиме самоизоляции, открываются торговые центры, появляются первые покупатели, образовывается другая проблема: появление на рынке контрафактной продукции.

Специалисты связывают этот факт с тем, что официальные брендовые предприятия еще не вошли в режим работы с полной загрузкой, следовательно, они не могут обеспечить начинающий расти спрос. Кроме того, все та же проблема закрытых границ, когда получить партию нового товара просто невозможно.

К сожалению, в ожидании фирменных модных новинок, многие россияне готовы приобретать контрафактные товары, в основном обувь и одежду: около 86% покупателей лояльно относятся к «поддельной» продукции. Но именно такой подход наносит серьезный урон не только бизнесу – представителям официальных модных брендов – но и государству, которое недополучает налоговую прибыль.

Решить эту проблему призван государственный запрет на оборот немаркированной продукции – в частности обуви и некоторых видов одежды – который вступил в силу 1 июля 2020 года.

Елена Парамонова, директор подразделения по таможенному оформлению Global Supply Chain компании FM Logistic

Согласно распоряжению Правительства РФ от 28 апреля 2018 года №792-р, под обязательную маркировку попадают не все виды одежды. Пока перечень товаров ограничен предметами одежды из натуральной кожи, женскими трикотажными блузками, мужской и женской верхней одеждой из тканых материалов. По нашему мнению, маркировка, в большей степени, дает преимущества для контролирующих органов власти в части прослеживаемости товаров и уплаты налогов в бюджет. То есть предполагается, что рынок станет "прозрачнее" и "белее", что увеличит налоговые поступления в бюджет, а также сократит объемы "серого" рынка и повысит конкурентную способность компаний, ведущих легальный бизнес.

Технологически процесс должен осуществляться следующим образом: маркировку необходимо наносить либо до физического пересечения границы с Россией (на производстве, собственных зарубежных складах, с привлечением сторонних логистических организаций, которые оказывают данную услугу), либо на таможенном складе (не на складе временного хранения) на территории РФ.

Анастасия Высоцкая, руководитель отдела Fashion & Beauty Logistics группы компаний AsstrA

Стратегия правительства предполагает, что к 2025 году вся продукция сектора FMСG – и новая, и остатки – должна подлежать нанесению обязательной маркировки. Однако в процессе ее внедрения возникли некоторые сложности. Например, мы видим, что таможня оказалась не готова к вводимым изменениям, так как она пока не знает, каким образом оформлять такие грузы.

Некоторые эксперты уверены, что внедрение системы маркировки отразится не только на работе крупных ретейлеров, но и на конечных потребителях. Так, например, российским покупателям придется дольше ждать поступления новинок на отечественный рынок.

Елена Парамонова, директор подразделения по таможенному оформлению Global Supply Chain компании FM Logistic

Если нанесение маркировки осуществляется не на производственной площадке иностранного производителя, возникает дополнительное логистическое плечо: кросс-док до пересечения границы ЕАЭС или таможенный склад на территории РФ. Это приводит к увеличению себестоимости товаров, которое отражается на конечных потребителях. Маловероятно, что внедрение маркировки повлияет на объемы поставок, но может увеличить сроки отправок. Исходя из нашего опыта, маркировки обуви — дополнительные 4-7 дней до поступления товара в магазины. Если процесс маркировки импортируемой продукции будет встроен в производственный процесс, то срок увеличится незначительно.

Кроме того, для того, чтобы оптимизировать процессы, некоторые представители fashion-брендов могут пойти на сокращение ассортимента и объема поставок.

Максим Куров, руководитель контрактной логистики компании «ДАКСЕР»

Внедрение обязательной маркировки может повлиять как на объемы, так и на сроки поставок. Существует множество факторов, которые влияют на время, затрачиваемое на маркировку: объем товара, наличие или отсутствие упаковки, цикличность поставок и прочее. В целом, чем меньше объем поставки, которую необходимо промаркировать, тем меньше это будет влиять на сроки поставки. С другой стороны, если объем поставок уменьшить, а цикличность увеличить, то возникнут дополнительные издержки. Поэтому однозначного ответа на данный вопрос не существует. При этом важнейшим фактором, который влияет на сроки и объемы поставок является степень автоматизации процесса обязательной маркировки.

Другие специалисты убеждены в том, что маркировка продукции – это необходимая вещь как для продавцов, так и для покупателей. А времени на подготовку и внедрение всех технологических процессов было более, чем достаточно. Следовательно, серьезных изменений на отечественном модном рынке ждать не придется.

Максим Дубровин, менеджер по развитию бизнеса направления ритейл и мода Kuehne+Nagel в России

На мой взгляд, главное преимущество маркировки заключается в том, что конечный покупатель имеет возможность отследить всю цепочку движения продукта и убедиться в том, что перед ним не контрафактная продукция.

На процесс внедрения маркировки было выделено достаточно времени. Компании использовали его с пользой для себя и выстроили все необходимые процессы. Поэтому мы не видим оснований для изменения текущих сроков и объемов поставок. Уверен, срок отгрузки одежды не увеличится. Ведь, по сути, ничего не меняется. Просто добавляется новый QR-код для сканирования. На одежду код может быть добавлен на вшивной ярлык или на этикетку с ценой. Если говорить про обувь, то он будет расположен на коробке.

Безусловно, снижение контрафактной продукции – это весомый вклад и в развитие модной индустрии, и в бюджет страны. Но стоило ли вводить эти требования сейчас, когда многие fashion-бренды испытывают экономические сложности на фоне общемировой ситуации, связанной с коронавирусом? Ответ не может быть однозначным. С одной стороны, именно сейчас, когда вероятность всплеска более дешевой «поддельной» продукции наиболее высока, маркировка должна способствовать тому, чтобы рынок не наводнился контрафактными товарами. С другой, как отмечает Анастасия Высоцкая, руководитель отдела Fashion & Beauty Logistics группы компаний AsstrA: В текущих реалиях, связанных с COVID-19 и закрытием магазинов, сложно проследить последствия снижения поставок. Но, на мой взгляд, маркировка этому не способствует.

Будет ли заметная польза от нововведений продавцам и покупателям – станет заметно только после того, как крупные магазины смогут вернуться к привычному режиму работы. Пока же, ритейлеры продолжают маркировать остатки продукции, а покупатели ждут, когда в магазинах появятся сезонные новинки, ведь шоппинг, как известно, поднимает настроение, что важно в современной непростой реальности.

Комментарии

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Комментировать новости могут только зарегистрированные пользователи.