Москва. ЦУМ. Пространственная литургия №3

  • 1451
  • 0
  • 17 Сентября 200912:58

С 25 сентября по 25 октября 2009 г.

Автор и куратор: Олег Кулик
При участии Виктора Рибаса, Дениса Крючкова, Гермеса Зайготта
Музыкальное оформление: Ганс П. Хольман
Ассистент куратора: Василина Аллахвердиева
Место проведения: ТД «ЦУМ» г. Москва, Петровка, 2

Это проект-медитация на сакральные смыслы современного московского искусства 1960-2000 гг (на материале акции/перформанса, главным образом). Под "сакральностью" в данном случае понимается как эстетическая значимость художественного высказывания, так и его мистический, магический, эзотерический или религиозный накал.

«Любой коммуникационный «живой» смысл, который может возникнуть в нашем диалоге, заранее девальвирован и отнесен в область иллюзий, потому что он, как семантическое событие, возникает только в пространстве «голосов», организованном здесь как пространство галлюцинаций. Однако задача у нас иная. Мы не собираемся безобразно себя вести в этом голосовом пространстве, показывать жопу, хрюкать, орать, выть, ползать, скакать на четвереньках, ссать друг другу на голову и т.п. Оно будет просто саморазвертываться как еще один уровень языка описания, который мы будем воспроизводить совершенно автоматически – отсюда возникает некоторая голосовая атака и напряженность – не так просто синхронно повторять чужие реплики». Эти слова из третьего тома «Поездок за город»Коллективных Действий – хороший эпиграф к проекту «Москва. ЦУМ. 2009». Этот проект – художественный, авторский комментарий к истории современного искусства конца прошлого века.

Проект не претендует на историческую объективность, а претендует как раз на вполне субъективную, зрелищную историю. С одной стороны, это попытка понять, что из сделанного двадцать-тридцать лет назад и сегодня видится, что и сегодня продолжает звучать. С другой стороны, это попытка создать пространственную инсталляцию (литургию) на материале современного искусства Москвы. Жанр пространственной литургии опробован в проекте «Верю» (Москва, 2007) и «Вечерне Деве Марии» Монтеверди (Париж, 2009).

Деление на десятилетия и экспертные оценки не главное в этом проекте, хотя и здесь главными действующими лицами будут Московский Концептуализм, тотальная инсталляция Кабакова, перформанс 1990–2000-х.

Идея проекта – пульпировать пространство. Хочется посмотреть на опыт художественной акции 1960-2000 гг в пространственной перспективе, ощутить границы тела в пространстве. Нерв проекта в трансформации наиболее ярких акционных событий недавнего прошлого в единое визуальное пространство тотальной инсталляции в духе Кабакова, а также в переводе местных событий на язык современной свето-звуковой инсталляции. Проект направлен на ревизию художественной акции с позиций сакрального зрелища (мистерии, оргии, литургии, "общего дела"). Инсталляция представляет собой длинный лабиринт шириной три с половиной метра, который растянут по всей площади (4000 кв. метров) и имеет фиксированный вход и выход. Стены коридора формируются из полупрозрачной «полицейской» пленки. С одной стороны она может быть прозрачной, с другой – зеркальной, в зависимости от задачи и того, откуда на нее падает свет (сторона, на которую падает свет, становится зеркальной). Идущий по коридору будет постоянно видеть и слышать то, что искушенного зрителя отсылает к известным ему событиям прошлого, так или иначе трансформированным, а неискушенного, нового зрителя интригует без отсылки к оригиналам. Лабиринт аранжирован как таинственное, полное «удивительных» событий «бесконечное» пространство, одинаково интересное для «посвященных» и «неофитов». Здесь акцентирован «дух» художественного события, предъявляется не документация, а реконструкция жеста (не обязательно музейного, но обязательно незабываемого).

Путешествие по зеркальному лабиринту сопровождается как в театре теней появлением странных фигур в неожиданных для зрителя местах. Зрителей сопровождают пересекающиеся голоса. Фигуры разговаривают, бормочут, о чем-то кричат, плачут, к чему-то взывают или жгут огни. Эти тени проецируются на большие экраны, свободно размещенные в зале и скрытые от зрителей за зеркальными пленками. Тени не все время видны, они то зажигаются, то гаснут, поэтому внимание зрителя может быть обращено в любую сторону, как бы блуждать по этому бесконечному лабиринту, участвовать в гигантском перформансе.

«Номинальное» название не случайно. Речь в проекте (в данном случае «Москва. ЦУМ») прежде всего идет о пространстве как таковом и о его пластических и сакральных возможностях. В данном случае речь идет о пространстве ЦУМа, что хотелось бы подчеркнуть. Каждое пространство – ЦУМ, брошенного завод, бывшего трамвайного депо, чердак, магазин, храм или зооферма обладают потенциальными сакральными возможностями, которые интересно выявить. Поэтому акцент делается на конкретном месте, конкретном городе, конкретной стране.

Комментарии

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Комментировать новости могут только зарегистрированные пользователи.