Филипп Старк (Philippe Starck) (4)

Филипп Старк - передать опыт без необходимости говорить

  • 11199
  • 2
  • 14 Апреля 200616:55
12 апреля 2006 года на Якиманской набережной состоялось официальное открытие нового дизайнерского ресторана "BON"

Ресторан "BON", который предстал на суд московской публике - это дизайнерское творение самого экстравагантного дизайнера современности Филиппа Старка, автора множества архитектурных проектов, сотен интерьеров и объектов дизайна. Можно смело сказать, что в мире, в котором мы живем, практически не существует предмета, к которому Филипп Старк не приложил бы руку. Он – легенда, завораживающая мир в течение последних двадцати лет.

На пресс-конференции по случаю открытия ресторана Филипп Старк выступил перед журналистами с экспрессивным полуторачасовым монологом о дизайне, о роли дизайна в его жизни, о жизни, о смысле жизни, о творчестве, об источниках вдохновения, и, конечно, о новом ресторане.

В основе интерьера ресторана лежит идея создания царства роскошного хаоса. Поэтому здесь нет правильных форм. В главном зале стоят разные по размеру столы, рядом с которыми нет и двух одинаковых стульев - кругом вселенский мебельный беспорядок. Все предметы, материалы и дизайн сделаны в единственном экземпляре специально для Москвы начиная от ковров - негативов, наполовину обожжённых золочёных кресел, приставных табуретов в виде прессованных автомобильных покрышек или позолоченных керамических голов и заканчивая лиможским фарфором, хрусталём и столовым серебром, выполненным в трёх разных вариантах и беспорядочно расставленным на столах.

В минувшую среду двери ресторана были распахнуты для почетных гостей - основных потребителей ресторанной индустрии. Своим присутствием вечер почтили, Филипп Старк, Геннадий Хазанов, Николай Усков, Александр и Ирина Гафины, Ксения Собчак, Петр Фадеев, Артем и Степан Михалковы, Анастасия Чухрай, певица Глюкоза, Алексей Чистяков, Александр Цекало, Татьяна Арно, Андрей Фомин, Катя Гомиашвили, Елена Нелидова, Александр Мельниченко, Александр Жуков, Ксения Марченкова и мн. др.

Меню долго разрабатывалось специально для ресторана "BON" и на вечере было представлено изысканными блюдами от шеф–повара Фабио Теста. Современная интерпретация классических мотивов традиционной итальянской кухни подчёркнута особым подходом шефа к мировым гастрономическим тенденциям.

Филипп Старк - монолог о дизайне Итак… Дорогуша, мы можем это убрать отсюда? Да? Спасибо. Так же лучше, правда?

Итак… Я могу показать вам некоторые движения современного танца… Так. Я могу вот так – египетский танец, я могу показать русскую классику – вот так. Неплохо, да?

Хорошо, кто говорит по-английски? Отлично. Кто не говорит по-английски, может сразу идти на улицу – там хорошая погода – так будет интересней. Эта девушка скажет вам по-русски, что мы запишем все на пленку, переводчик все переведет, и у вас будет письменный перевод сегодняшней встречи сегодня вечером или завтра утром.

Отлично, спасибо. Можем начинать? Итак… Я абсолютно не знаю, что можно сказать об этом новом месте, потому что самое интересное – это передать опыт без необходимости говорить. Потому что, когда вы говорите, вы пытаетесь объяснять: «О, знаете, это так интересно, все вокруг черное, знаете, это потрясающе!» - и так далее. Никто не обязан вам верить. Но если вы попадаете в это место, вы видите, и вдруг у вас появляется идея. Вот почему я занимаюсь дизайном - это позволяет говорить не произнося ни слова. Но сегодня у нас проблема – мы должны говорить, ведь это пресс-конференция. Что я могу сказать? Ну, я могу говорить о единственной веще, которую я знаю хорошо – о себе самом. Я не дизайнер. Я не… Нет, подождите. Для начала: я очень стар. Я абсолютно не заинтересован в моей работе. Меня интересует только моя сентиментальная, чувственная жизнь, которая занимает больше 100 процентов моего времени. И когда у меня выдается свободная секунда – свободная от моей личной жизни – у меня бывают идеи. Вот почему мы не можем сказать, что я дизайнер, или архитектор, мы можем сказать, что я просто человек, который заслуживает права жить.

Поскольку я получил очень счастливое религиозное образование, для меня существовать – это пытаться помочь. Не предлагать помощь всем – нельзя помочь всем - а только моим друзьям, пытаться сделать их жизнь легче. Поэтому то, что вы видите перед собой, это не знаменитый дизайнер, это служанка. Знаете, такая с веником. И я прибираюсь в жизни моих друзей. А вы знаете, как это бывает, когда подметаешь, иногда приходят какие – ито идеи. Так и у меня – иногда приходят в голову хорошие идеи, я их предлагаю друзьям: попробуй вот это, так тебе будет легче. У тебя будет легче жизнь, соответственно ты будешь счастливее, умнее. А если ты умнее, тебе будет проще давать – давать единственное, что важно в нашей жизни – любовь.

Не забывайте, мы все были когда-то животными. И наше отличие от животных в том, что мы придумали концепцию любви. Никогда не забывайте: вы можете перепробовать тысячу разных работ, но конечная цель одна – любовь.

Итак… Почему я занимаюсь дизайном? Если бы я не мог изменить моей жизни, я бы никогда этим не занялся.

Вам повезло, вы журналисты. Вы можете изменить мир всего лишь одной вашей статьей. Политик может изменить мир всего лишь одним законом. Певец может изменить мир одной песней. Мне, чтобы изменить мир, необходимо каждую вещь сделать буквой в слове, а слова сложить в фразы, выражающие идею. Вам достаточно дня, чтобы изменить мир, мне – целой жизни. Теперь представьте, как это смешно – быть дизайнером. Если вы хоть немного интересуетесь историей нашей цивилизации, вы поймете, что она состоит из циклов. Циклов света и тьмы. Около 20-ти лет назад мы были в маленьком кругу света, а потом вдруг упали – свалились с невероятной скоростью – во тьму. Это произошло с возвращением варварства. Со всех точек зрения, варварство вернулось. Когда мы находимся в кругу света, мы можем говорить о бесполезных вещах. У нас есть время говорить о дизайне, о моде, о машинах, о черт знает каком дерьме, которое нам не нужно. У нас есть на это время. Но когда возвращается варварство, когда мы опять опускаемся в темноту, забудьте об этой ерунде, пришло время неотложных нужд. Вот поэтому–то мне и стыдно работать дизайнером, сегодня, когда так много неотложных нужд, так много других важных дел. А я умею делать только дизайн.

Поэтому, что я вам предлагаю. Заканчиваем эту пресс-конференцию, эту абсолютно ненужную и неинтересную вещь, потому что слушать дурацкого дизайнера, который делает глупые и бесполезные вещи – это потеря времени. Возвращайтесь в ваши редакции и напишите о чем-нибудь более важном, чем об открытии нового ресторана. Такое у меня сегодня настроение. Но это неправильно.

Я вам все это говорю, чтобы потянуть время, потому что нам надо с вами протянуть тут час. И еще чтобы объяснить, почему этот новый ресторан именно такой. Потому что вы сами в этом убедитесь, он странный. Очень-очень странный. Почему он такой?

Существуют разные дизайнеры. Культурный дизайнер, который сделает все таким красивым… Боже, это так красиво! Все эти цвета – это так красиво! Мне наплевать. Мне наплевать на красоту, потому что это что-то субъективное: нравится - не нравится, бренды, мода, потребление – все это полная глупость, направленная на еще большее потребление.

Далее идут «мастурбирующие» дизайнеры. Нарцисстические дизайнеры, которые работают для самих себя, чтобы показать, как они хороши и вызвать зависть других дизайнеров. Это гонка между пятью людьми в мире, это абсолютно неинтересно.

Ну, и есть люди как я, которым стыдно заниматься дизайном. Мы говорим: хорошо, мы занимаемся этим делом, но можем мы хотя бы заложить в него какой-нибудь подтекст? Как мне использовать всю эту энергию и все эти деньги, могу ли я сделать из этого места орудие, чтобы передать людям какую-либо идею, разбудить их? Эти люди скажут: я не хочу быть зрителем, я хочу быть актером! Я не знаю, красивое это место или нет, мне все равно, но оно заряжает меня энергией, дает мне идеи. Я не могу описать его, оно такое странное, оно потрясло меня, разбудило.

Такое это место. Оно дает идеи.

Я могу сделать что-то, о чем мечтал. Я могу создать место, которое будет отражением нашего общества. То, что мы и сделали здесь. В основном, потому что это Москва и Россия. Для того, чтобы понять, что представляет из себя наше общество, достаточно открыть газету – или ваш журнал - или включить телевизор. В 80-ти – даже в 90 процентах случаев это насилие, убийства, насилие и деньги. И секс. И война. Поэтому этот ресторан - о насилие и сексе. Только об этом. Вы будете в месте, которое говорит только о темном насилие и о темном сексе. Таким образом, вы сможете проверить, нравится ли вам это или нет. Так, вы сможете сказать: хорошо, мне это нравится, я согласен с этим, я буду продолжать смотреть это по телевизору, и пусть мои дети смотрят это по телевизору, потому что я просто обожаю секс и насилие. Или будут люди, которые скажут: прикольно, эмоционально, интересно… возможно сексуально, но наше общество не может быть таким!

И таким образом, в этом месте вы всегда сможете проверить, вспомнить, что есть наше общество. Я создал здесь, в Москве место – синтез нашего общества. Вы увидите вещи, связанные с садомазохизмом, лампы в виде оружия…Возможно вас особенно заинтересуют эти лампы. Я сделал эту коллекцию ламп специально для ресторана, теперь она продается. Почему я создал это? Мы все счастливо живем, сыто едим, одеваемся, у нас хорошие машины и прочее. А когда мы смотрим телевизор, мы узнаем, что каждый день тысячи людей умирают. За время этой пресс-конференции 10 000 людей умрут – от оружия. Люди, производящие и продающие оружие, - это мы сами. Это наше правительство, которое мы выбрали. Правительство начинает войны, чтобы производить оружие, чтобы принести деньги в казну – и это хорошо. Поэтому когда мы видим на экранах телевизоров, как умирают люди, мы говорим: почему бы и нет? Это приносит деньги моей стране, я счастлив, а мои дети здоровы. Поэтому мне захотелось просто напомнить об этом. Таким образом, покупая такую лампу и ставя ее к себе в комнату, вы будете думать: оружие убивает одних, но приносит деньги другим. Спасибо вам, люди, которые умирают. Я использовал Беретту – для Европы, автомат Калашникова – для России и м16 – для США. Оружие покрыто золотом, потому что есть непрерывная связь между войной и деньгами, черный абажур символизирует смерть, а маленькие кресты внутри него –напоминают, что смерть это не абстракция, она может коснуться и вас, и ваших детей. Я согласен – это очень странно. Захочу ли я поужинать в этом месте? Да. Потому что это интересно. Потому что это открывает ваше сознание. Когда я нахожусь в таком месте - это приятно, это симпатично, оно хорошо сделано, но к тому же здесь каждая вещь имеет свою историю. И это моя работа, донести до вас что-либо через вещи, через дизайн.

Чтобы достичь этого, я действую иначе, чем другие дизайнеры. Другие работают с сознанием, я же – с подсознанием. Другие работают с культурными параметрами, я же обращаюсь к чувственному началу. Другие работают на бренд, я работаю вне времени. Другие работают на общество, я работаю, исходя из понятия цивилизации, или даже мира животных. Для того, чтобы достичь этого, нужно всего лишь потрудиться немного больше обычного, все не так сложно. Вы должны понимать не то, что вы есть сегодня, или то, чем вы станете, но то, кем вы были. Задача человечества – понять великую картину. Это очень просто. Если я могу понять это – а я не так умен – вы тоже сможете. 4 миллиарда лет назад мы был бактериями. Очень и очень глупыми бактериями. Потом мы стали рыбами. Потом – лягушками. Когда мы были рыбами, все было просто потрясающе, жизнь была проста. Мистер рыба и миссис рыба делали ЭТО, получалась икра, потом мальки, 90 % из которых были съедены другими рыбами. Остальные вырастали и спаривались. Ну и пусть. Но однажды они стали лягушками – с ногами и руками – и поползли на землю. Мистер и миссис рыба продолжают делать ЭТО, но появляется яйцо. Миссис рыба говорит: «О, как оно красиво! Как оно хрупко! Как же мне защитить его?» Она изобретает концепцию любви. Она зовет своего мужа, который был охотником – мы перескакиваем с лягушки на охотника… У этого парня мозгов было очень мало, примерно как у меня, и он так боялся всего на свете – молнии, дожди, огромные животные. И чем больше ему было страшно, тем меньше он мог себе позволить бояться. Единственный способ для него не сойти с ума - было открыть воображаемый ящик в небе, сложить туда все, что было сильнее и могущественнее его, закрыть его и сказать: «Ну все, теперь я в безопасности». И назвать все это «бог». Это значит, что он создал концепцию бога. Не путайте: не бог создал человека, а человек создал бога. И когда его жена попросила его защитить яйца, он сказал: «Я знаю, как это сделать! Я помогу моим детям стать сильными как бог». Таким образом, концепция любви и концепция бога создали нашу цивилизацию, и она основана на идее прогресса. Люди стали создавать орудия, которые помогли бы им прогрессировать.

Сегодня мы находимся в странном состоянии. Мы забыли про то, что мы создавали вещи для того, чтобы они нам помогали, а сегодня мы живем только ради того, чтобы создавать вещи, т.е мы работаем днями и ночами, чтобы заработать деньги и купить вещи. Т.е. процесс совершенно обратный.

Важно понимать такого рода вещи, потому что я могу помочь вам понять, что делать, почему делать, и – что важнее – почему не делать того или иного. Об этом можно говорить часами. Все это описывает мутацию, которую мы прошли за 4 миллиарда лет от бактерий к рыбам, лягушкам, к обезьянам и к супер-обезьянам, которыми мы являемся сегодня. Через еще 4 миллиарда лет этот мир взорвется, и мы должны сделать все, чтобы этого избежать. И это все не шутка, почитайте школьные учебники ваших детей. И самое фантастическое во всем этом, это то, что бактерии 4 млрд. лет назад и понятия не имели, чем они станут сегодня, а мы сегодня не имеем понятия, кем станем через 4 млрд. лет. И все это – огромное пространство для творчества, эмоций, и здесь я живу. Я живу в этом пространстве и все, что я пытаюсь сделать, все эти бесполезные вещи, я пытаюсь поставить в рамки развития человечества. Все, что я делаю, я делаю для того, чтобы говорить о нас. И никогда не забывайте, когда супер-обезьяна изобрела цивилизацию, она сделал это для нас, а не для материального мира вещей.

Все, что я вам говорю сейчас, может показаться вам странным. Бла-бла-бла, и чем же-то он обкурился сегодня утором? Нет, я ничего не курил. Я всего лишь хочу сказать вам, что ресторан, который вы сейчас увидите, это больше, чем просто ресторан. Это предложение задуматься, помечтать, заговорить и проснуться. И – почему бы и нет – посидеть вечерком с друзьями или любимыми, попробовать прекрасные блюда – а они действительно очень вкусные, я пробовал сам. Такой мой стиль работы.

Теперь. Я могу так говорить часами. Я уже заметил, что человек 20 нас покинуло… И еще несколько спят на последних рядах. Теперь можете задать мне свои вопросы, и я постараюсь на них ответить. Спрашивайте, о чем хотите. О моей личной жизни, например. Или.. о личной жизни. Или, если хотите, о моей личной жизни.

Вопрос: А, кстати, как у вас с личной жизнью?

Ответ: О, с ней все так сложно!

В: Насколько я поняла, вы создали не только дизайн ресторана, но и архитектурный проект. Применяете ли вы те же принципы, что и в дизайне, в архитектуре?

О: Д-да, я не уверен, что понял весь вопрос, но. Делать зубную щетку или органические продукты питания – у меня компания по производству органических продуктов, или делать щетку для унитазов, или стул, машину, корабль или город, создавать глобальный проект о загрязнении окружающей среды в Китае – работа абсолютно одинаковая. Потому что причина одна и та же, и цель одна. Это опять заставляет нас задуматься: как я могу помочь моему другу – чистить зубы, есть полезную пищу, кататься на лодке, жить в гармонии в каком-либо месте – это одно и то же. Меняется только масштаб работы. И я могу вам сказать, что намного сложнее придумать стул, чем придумать город.

В: Вы сказали, что хотите, чтобы человек задумался, придя в ваш ресторан. А что, если он просто придет хорошо поесть и больше ничего? Важно ли для вас то, что он не задумается, не проснется и не замечтает, как вам хотелось бы?

О: Все, что я делаю, это двусмысленно. Меня совершенно не заденет, если придет человек и скажет: «Боже, какая красота! Смотри-ка, и шампанское холодное! Вот здорово!» Для меня это не проблема. Другой придет и найдет все очень сексуальным и – ого-го каким. Отлично. Я только предлагаю. Я предполагаю, а люди располагают. Я лишь произвожу на свет сюрприз. Т.е. я делаю вещь или место, куда вы приходите, мычите, а потом дома у вас появляется идея. Мне нравится, когда человек возвращается откуда-нибудь и не может описать это место, но после него ему хочется изменить свою жизнь. Вот это – моя цель. Все, что я делаю, я делаю для того, чтобы у вас в мозгу возникла вспышка. Вот почему я говорил о сексе и насилии, мне показалось, что Москва подходящее место для этого. Меня абсолютно не волнует вещь как таковая, меня волнует, что можно сделать с ее помощью. Меня волнует, какую пользу эта вещь принесет людям, использующим ее час, год или всю жизнь. Когда я сделал стул… Знаете, очень популярная модель сегодня. Пластиковый прозрачный стул. Я сделал его не для того, чтобы сделать красивый стул, но потому что это часть моей работы, которую я назвал демократичный дизайн. Т.е. высокое качество при низкой цене, чтобы каждый мог себе это позволить. Не знаю, сколько он стоит в России, но в Европе он вполне доступен. Я смешал стили, Людовик 14, 16 и я не знаю, что еще, затем я применил высокие технологии, чтобы сделать что-то действительно функциональное. Я сделал его абсолютно прозрачным по двум причинам. Во-первых, потому что это часть цивилизации, которая стремится к уменьшению и прозрачности. Пример – компьютер: сначала это была целая комната, потом шкаф, потом чемодан, сегодня он размером с кредитную карту, а завтра возможно это будет микрочип у вас в мозгу. Т.е. объем уменьшается, функциональность повышается. Все вещи должны быть такими. Все стремится исчезнуть. Сегодня, к сожалению, я не знаю, как заставить стул исчезнуть, поэтому я сделал его прозрачным. Таким образом, проявляется двойное видение вещей: или вы хотите его видеть и вы его видите, или вы не хотите его видеть и вы просто садитесь на него. Не уверен, что вы спрашивали об этом… Но все-таки.

В: Вы спроектировали много прекрасных отелей. Не хотите ли вы создать отель в Москве или еще где-нибудь в России?

О: Не знаю, не знаю. Отель, как и ресторан, хорошее место, чтобы передать опыт. Потому что люди не только едят, они спят, в том числе и друг с другом, они живут. Это очень интересно. У меня есть несколько предложений, не знаю, что из этого выйдет. Но я занялся бы этим с охотой. Знаете, я ведь русский по происхождению. Мои предки были астрономами в России в 14 веке. И я чувствую связь с русскими. Я темный, меланхоличный, я живу больше смертью, чем жизнью, я сумасшедший, я много пью… Да, между нами есть связь. Поэтому я очень переживал за этот ресторан. Это не простой ресторан, он уникален.

В: Как вы описали бы современный русский стиль – в архитектуре, в искусстве вообще?

О: О, дорогуша, я абсолютно ничего не знаю об искусстве. Вы просите меня описать это, но проблема в том, что я не знаю. А не знаю я потому, что я абсолютно не интересуюсь архитектурой, дизайном и такими вещами. Я ни разу не открыл ни одного журнала и ни одной книги об архитектуре и дизайне, я никогда не хожу на выставки. Поэтому – понятия не имею. Я работаю один, живу вдали от всего. Завтра я вернусь на свой маленький остров, где я живу в домике величиной с эту комнату, где есть кровать, камин, стол и кухня и нет ни электричества, ни водопровода, ни газа. Я живу там с моей женой и двумя детьми. Правда, надо признаться, в двух километрах оттуда у меня стоит самолет. Поэтому я абсолютно глуп, я ничего не знаю, но я чувствую. Я читаю научную литературу – математика, биология, физика, астрофизика.

В: А что вы думаете о русской литературе?

О: О, я обожаю литературу! Но знаете, я читаю 20 книг одновременно. Но я быстро забываю, о чем они. Меня спрашивают: какая ваша любимая книга? Я не могу ответить. Сейчас я читаю ужасную книгу Стриндберга – шведского писателя (режиссера). Он пишет о ненависти к своей жене. Я порвал со своей женой два года назад. А два дня назад я был со своей новой подругой в Венеции. И я сказал ей: «Что–то не ладится у нас с тобой. Ты можешь что-то с этим сделать?» Она ответила: «нет». Я сказал: «Отлично. Потому что в этот день 4 года я женился, в 16-00. Сейчас 15-30, через полчаса я позвоню своей жене и попрошу ее выйти за меня замуж еще раз». Что мы и сделали вчера.

В: Какое ваше любимое место в вашей квартире?

О: Конечно, кровать, потому что я сплю в ней с любимой женщиной. И кухня, потому что я готовлю на ней еду для любимой женщины. Что касается моей работы, мне нужно спать. Иногда, когда мне нужна идея, я читаю всю необходимую информацию и иду вздремнуть. И после сна – проблема решена.

В: Что движет вами?

О: Как и все, я хочу быть любим, я хочу быть самым красивым для женщины, которая меня любит. Я хочу быть достойным жить. Вот и все. Мне стыдно, когда кто-то совершает плохой поступок, я пытаюсь исправить все за этого человека. Если я сам делаю что-то нечестное, я пытаюсь переделать это. Я чувствую вину. Чувство вины – это хороший двигатель.

В: Вы говорили в пресс-релизе, что считаете Москву городом будущего. Что вы имели в виду?

О: Да? Я говорил такое? Ну, возможно я имел в виду то, что Москва, если вы постараетесь и хорошо поработаете, может стать столицей мира, важнейшим городом на земле. В начале века у вас в стране возникли такие потрясающие идеи! Как коммунизм, например. Я – коммунист. Но сделано все было очень плохо, это был провал. Но провал не потому, что идея была неудачная, не нужно выкидывать идею в мусорную корзину. Я продолжаю верить в идеи коммунизма, просто их нужно воплотить в жизнь иными способами. Очевидно, что капитализм – дерьмо, не оправдавшее себя. Мы должны срочно придумать новую политику, или что там еще, новые идеи о разделении благ. В сегодняшнем мире так много роллс-ройсов, бентли и т.д. Богатые становятся богаче, а бедные – еще беднее. Меня не смущают богатые, я не против них, но когда я вижу людей, которым нечего есть… Глупо не замечать того факта, что общество, в котором очень бедные соседствуют с очень богатыми, не выживет. Потому что, когда у бедных действительно не будет еды, когда дети начнут умирать, они пойдут есть богатых. Это значит, что вы должны заново себя изобрести, вы же свободны. Но если свобода нужна вам только для того, чтобы купить новый роллс-ройс – очень жаль. Итак, вы можете стать городом будущего.

Комментарии

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Комментировать новости могут только зарегистрированные пользователи.

1317.04.2006 14:44
Мои аплодисменты!Работы Старка могут нравиться или не нет,но одного у него не отнять - он величайший гений саморекламы со времен Дали.
1317.04.2006 14:44
Мои аплодисменты!Работы Старка могут нравиться или не нет,но одного у него не отнять - он величайший гений саморекламы со времен Дали.