Анна и Алекей Бородулины (BORODULIN`S) (51)

«Неужели это лён?»

  • 7032
  • 1
  • 03 Июля 200601:12
«Неужели это лен?», - обычно спрашивают на показах коллекций Алексея и Анны Бородулиных. Элегантный льняной шик в исполнении молодых дизайнеров приводит в закономерный восторг не только наших соотечественников, но и публику за рубежом. Бородулины были студентами ИГТА, а их модели уже продавались в Швейцарии. Не удивительно, что еще за год до выпуска из текстильной академии супруги Анна и Алесей уже были трудоустроены в крупном холдинге ТДЛ. С творческим дуэтом Бородулиных мы встретились после защиты диплома Алексеем. В ходе показа состоялась презентация новой торговой марки ТДЛ – Printo Lino, а сама коллекция будет показана на «Бархатных сезонах» этого года.

Поскольку модельеры предстают как единое целое (10 лет творят вместе), то и мы не будем дробить их ответы.

- Как вы влились в производственный процесс?

Мы с первого курса сотрудничали с небольшими компаниями, выполняли рекламно-промышленные коллекции из льняного трикотажа. После победы в авторской номинации на «Текстильном салоне» в 2004 году с коллекцией из трикотажа с мехом и аксессуарами из Svarovsky (тогда коллекцию заказала компания Svarovsky) были приглашены в одно из предприятий Ассоциации ТДЛ. Сначала сделали коллекцию к федеральной ярмарке, потом к Текстильному салону. Цель была - отрекламировать новые ткани холдинга (одежную группу), но эффект превзошел ожидания: большой интерес вызвала сама одежда изо льна. Тогда было решено наладить швейное производство, и мы стали дизайнерами компании.

- Сложно молодым специалистам стать частью крупного холдинга?

Сложен был переход от пластичного трикотажа к более жесткой ткани – льну, но вскоре мы полюбили этот материал. Если не чувствуешь материал, то ничего не получится. Нам нравится уже сам запах льна, который особенно ощущаешь на Костромской льняной мануфактуре. В работе очень помогает то, что нам доверяют, позволяют искать и добиваться того результата, который мы хотим видеть. Художники – ранимые люди, но мы совсем не ощущаем давления. Мы благодарны компании и лично президенту Ассоциации ТДЛ Аркадию Златкину за поддержку при создании коллекций и за то, что она пошла на риск работать с одежным производством на фоне засилья китайских и турецких вещей. Можно выиграть эту «войну» с дешевой безликой одеждой.

- Раньше молодой дизайнер мечтал о маленьком авторском салоне...

- Мы себя не мыслим как маленькое авторское ателье, нам интересно выпускать коллекцию тиражом. Нам жаль даже одну модель, которая не вошла в тираж. А ведь у кого-то есть целые коллекции, сделанные «в никуда»... Безумно радует, когда мы ходим по городу и видим наши модели. Работать в большой компании – это была наша мечта.

- Думаю, у вас сбылась еще одна мечта – вы работаете под собственной торговой маркой. Расскажите о ней.

- Марка «Printo Lino», что значит лен с принтами, является собственностью TДЛ, хотя, конечно, приятно, что мы придумали ее имя, создали фирменный стиль, делаем модели и сами разрабатываем принты, то есть рисунки на ткани. Необходимо мыслить категориями рынка, поэтому разрабатываем несколько линий одежды. «Пронто-мода» - это простые и качественные вещи для большинства, «прет-а-порте» - более сложная одежда с элементами эксклюзива и «прет-а-порте де люкс» - красивые дорогие вещи с дорогой отделкой. Некоторые наши коллекции «де люкс» будут выполнены из эксклюзивной ткани, созданной только для этой марки. Люкс будет выпускаться небольшими партиями и продаваться в хороших бутиках уровня «Боско ди Чильеджи», например, в Москве. Уже есть интерес к этой одежде изо льна в Европе, даже к линии «пронто-мода». Мы рады тому, что на фирме сейчас грамотно создается брэнд по всем европейским стандартам.

- Что стоит за этим брэндом?

- Мы в течение года изучали ситуацию на российском рынке льняных изделий и сегодня ориентируемся в этом вопросе. Поняли, что льняная одежда на нашем рынке – это часто бесформенные робы с косым воротником. А вещи покупают больше из-за достоинств ткани. Мы же экспериментируем со льном, подаем его в новом интересном свете, не боимся ярких цветов и сложного кроя. У одежды, которую мы делаем, есть свое лицо, отличное от всего остального, узнаваемое и востребованное. К тому же мы всегда уделяли большое внимание качеству шитья, а это нужная вещь для брэнда. Знаем, что успех промышленных коллекций – в создании общей гармонии, в которой одна вещь «тянет» за собой другую, можно легко и красиво сочетать. Поэтому мы стремимся продумывать все детали костюма – от колготок до сумки. Мечтаем о линии сумок, бижутерии и прочих аксессуаров.

- Работа с одним материалом не ограничивает фантазию?

- С одной стороны, ограничивает, а с другой – позволяет искать новые решения. Мы работаем со льном так, что материал не узнают. Все привыкли к «простонародности» этой материи, а мы показываем ее как «люкс». Нам доверяют составлять карту цветов на следующий сезон, в которой учитываются модные тенденции и свое видение материала и будущей коллекции. Сами участвуем в разработке фактуры тканей и, кроме того, нам позволяют использовать 5% других материалов, которые могут дополнить образ и сделать модель более выразительной: шифон, атлас и т.д. Сам лен имеет массу выразительных возможностей, особенно если учесть, что в нашем распоряжении пестротканый лен (похож на меланж), жаккардовый, набивной, гладкокрашеный, тонкий разреженный лен, как сетка. Мы гордимся своим производителем, в масштабах России такое производство - это высший пилотаж!

- А каковы отношения между свободой творчества и требованиями производства?

- Иногда производственные рамки начинают препятствовать художественному замыслу дизайнера. Но тогда мы идем на контакт с технологами и конструкторами производства, и очень уважаем этих людей, они являются частью общей команды. Первоначальное «нет» постепенно переходит в «да» или хотя бы в «может быть». То, что сначала казалось невозможным, начинает осуществляться, если творчески походить к каждой вещи. Проще говоря, если нельзя передвинуть шов, то можно его обыграть. Иногда люди, работающие на производстве, до неузнаваемости меняли замысел художника, безнадежно портя вещи. Мы знаем, что можно расширять технологические рамки, только необходимо иметь терпение и деликатность вмешиваться в процесс производства.

- Работа промышленного дизайнера имеет свои особенности?

- Мы сейчас готовим крупную промышленную коллекцию, в которую войдут лучшие модели наших рекламно-промышленных работ. В создании промо-коллекций важен не только профессиональный опыт и свое видение моды, но и рыночные показатели, интуиция. Любое предприятие рассчитывает на прибыль, поэтому нужно четко понимать, для кого ты выпускаешь продукцию.

- И каким вы видите своего потребителя?

- Покупатель наших вещей - человек с 20 до 40 лет, хотя это очень условно. Самодостаточная женщина, образованная, разбирающаяся в моде и стилях, со вкусом, способная сама сделать выбор. Это обязательно человек большого города. С людьми мегаполисов интересно работать – они более искушенные и избалованные огромным количеством марок и предложений. Мужчинам уделяется чуть меньше внимания, но и для них будут сорочки, ветровки, брюки, костюмы стиля casual – натуральные цвета, легкая помятость, также принты в отделке.

- Что вы хотите привнести в моду?

- Мы бы хотели сделать моду цельной и выразительной. Мы не понимаем одежды, украшенной черепами и прочими знаками, в смысле которых производители сами не разбираются. Мы хотим «зарядить» вещи положительной энергетикой. Уверены, в моду постепенно вернется новая классика, которая уже стала авангардом в силу своей редкости. Все устанут от этой мешанины стилей, от того, что нет стиля эпохи. Дизайнер – тот, кто чувствует потребности людей, улавливает «дух» времени и обыгрывает его в своем стиле. Мы хотим, чтобы наш стиль пришелся людям по душе, поэтому прислушиваемся к мнению покупателей.

- Ивановцы увидят вещи марки «Printo Lino»?

- Даже смогут купить, например, в фирменном магазине компании. Не исключено, что модели «пронто-мода» могут попасть на рынок, ведь мы не будем контролировать, где оптовый покупатель реализует одежду. Конечно, к коллекциям «прет-а-порте» и «де люкс» будет более пристальное внимание, они будут сопровождаться правилами мерчендайзинга и продажи, фирменной упаковкой и рекламной поддержкой.

- Вы станете продолжать выставочную деятельность, создание коллекций для показов?

- Обязательно. Художник ничего не добьется, безвылазно сидя в кабинете. Ему нужно все видеть и самому участвовать в показах. Это стимулирует к работе и вполне сочетается с интересами предприятия. Сейчас мы продолжаем тему «Этносферы», которую повезем в этом году на «Бархатные сезоны в Сочи» и, возможно, покажем на будущем «Текстильном салоне». Конечно, такая деятельность требует огромной отдачи. И сейчас мы особенно благодарны Маргарите Михайловне Разиной (глава клуба «Деловая женщина» - Т.Х.) и Вячеславу Зайцеву за то, что они не только нас всегда поддерживали, но подняли для нас высокую планку, нам пришлось быстро «расти».

- Сложно будет удержать марку?

- Несмотря на большое количество работы и усталость, чувствуем поддержку команды и огромный запас творческих сил. Это наше любимое дело, поэтому мы не относимся к своей работе традиционно. Мы способны целыми сутками «вариться» в своих идеях, в поиске нужных решений. Поэтому для нас нет понятия выходного как дня, когда можно забыть о работе. Ведь хорошая идея не спрашивает, когда ей прийти. Все удивляются, как можно жить и работать вместе, а мы не понимаем, как супругам можно работать в разных местах. Тем более если мы живем общим делом.

Татьяна Хейфец

Комментарии

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Комментировать новости могут только зарегистрированные пользователи.

Лариса Ковалёва гВоркута12.05.2007 11:54
как можно получить информацию о возможности реализации Вашей продукции