СВЕТ-АКТРИСА И ЕЁ КОСТЮМЫ

  • 1770
  • 0
  • 12 Октября 201303:50
Все цветы - любимой актрисе!

В Доме-музее Щепкина открылась юбилейная выставка Инны Чуриковой. Уютный домик Михал Семёныча Щепкина еле вместил в себя всех гостей вернисажа и принесённые ими букеты. И уж, конечно, не хватит там стен, чтобы отразить весь творческий путь любимой актрисы. Впрочем, «творческий путь» - в отношении Чуриковой звучит слишком выспренно. Мне – и, наверное, многим, – Инна Михайловна не представляется звездой, примой – типа сыгранной ею Аркадиной. Больше – Пашей Строгановой, талантливой, очень талантливой и понимающей, что это придётся постоянно доказывать. Счастливая актёрская и человеческая судьба, можно только порадоваться. Сразу два «своих» режиссёра, один из которых – ещё и муж. Успев отметиться первым в книге отзывов, я пожелал Инне Михайловне новых, интересных и неожиданных ролей – у Глеба Анатольевича, у Марка Анатольевича и у других достойных её дарования режиссёров. Глеб Панфилов на вернисаже, само собой, тоже присутствовал, помогая супруге удерживать охапки цветов. Куратор выставки, старший научный сотрудник Бахрушинского музея Галина Бескова, поясняет: «Мы, как обычно, встраиваем актёрские выставки в постоянную экспозицию, дабы подчеркнуть преемственность русской психологической школы, ярчайшей представительницей которой является Инна Чурикова. Основатель русской психологической школы великий Михаил Щепкин говорил: „Действительная жизнь и волнующие страсти, при всей своей верности, должны в искусстве проявляться просветленными…“. Этот свет, внутреннее духовное свечение всегда существует в ролях Чуриковой». По традиции временная экспозиция «срифмована» с постоянной. В комнате, посвящённой работе Щепкина с пьесами Гоголя, размещены фотографии, афиши, статьи, посвящённые «Женитьбе», где Чурикова играет сваху. Старый «Гамлет» пересекается с новым – даже с двумя. В семидесятых Чурикова играла на ленкомовской сцене Офелию в постановке Тарковского, в восьмидесятых, уже у Панфилова – Гертруду. Все материалы для экспозиции отобраны лично Инной Михайловной. Многие их них выставляются впервые – фотографии Александра Стернина, эскизы Олега Шейнциса, костюмы. И о костюмах хочется поговорить особо – когда речь идёт о женщине и об актрисе. Вот как раз через костюмную тему «творческий путь» проследить – будет к месту и не официозно. «Ведь я артистка; одни туалеты разорили совсем!» - восклицает избалованная Аркадина. Из чеховской «Чайки» - сразу два наряда. По ходу действия чуриковская героиня несколько раз меняла платье. Первый раз появлялась в чём-то фантастически красном и пышном – сразу было видно, что до нас снизошла звезда, властная и капризная примадонна. Этого платья на выставке нет, зато есть столь же прекрасное одеяние в стиле модерн – со всяческими украшениями. Рядом – костюм из спектакля «…Sorry». Белая невеста и телогрейка. Спектакль вышел в начале девяностых, когда все перемешалось – и блеск, и нищета. В программе отдельной строкой было прописано, что роскошное пальто для Николая Караченцова – партнёра и друга Чуриковой – делал сам Зайцев. Впрочем, «непропиаренной» телогрейке тоже повезло – раз в ней выступала сама Чурикова. Другой спектакль, где одежде героини отводилась важная роль. Мамаева из «Мудреца», одного из ярких театральных явлений перестроечного времени, сначала являлась нам этаким синим чулком, не синим даже – чёрно-серым. В унылые и мрачные цвета была, как в кокон, затянута-закручена строгая дама в пенсне – и вот, преображённая вспыхнувшим чувством, из этого кокона выпархивала бабочка, заполоняя своими гигантскими белыми, розовыми, пёстрыми юбками всё пространство. Тут тоже можно вспомнить об одеянии партнёра – вернее, об остутствии такового. В одной из рецензий того времени, говоря об игре Чуриковой отмечалось, что именно Мамаева «раздевает взглядом» Глумова. А теперь про спектакль, костюмов к которому на выставке нет, но важны они для понимания режиссёрского замысла в самой высокой степени. Отходим ещё дальше во времени. Начало восьмидесятых. После феноменального успеха «Юноны и Авось», абсолютно некомсомольского спектакля на сцене театра имени Ленинского комсомола, над Марком Захаровым в очередной раз сгустились тучи. Пришлось ставить другой спектакль с морской тематикой – «Оптимистическую трагедию». Далеко не всем в театре эта идея пришлась по сердцу – но Захаров знал, что пьеса лучше, чем её репутация, и верил, что убедит в этом единомышленников. Так и вышло. И получился спектакль, не похожий на все прочие постановки, бывшие на советской сцене, в том числе и у великих режиссёров. Там многое, очень многое было другим – в том числе и костюмы героев. Что было сразу отмечено всеми зрителями и подробно разобрано наиболее толковыми театроведами. Михаил Швыдкой, который тридцать лет назад не был ни министром, ни шоуменом, а был хорошим театральным критиком и вёл телепередачу «У театральной афиши», говорил о Чуриковой-Комиссаре, что женщины революции «не всегда были закованы в броню кожаных курток». Да, согласно режиссёрскому замыслу, женщина-комиссар выходила на сцену одетая не как комиссар, а как женщина: белая блузка, светлый жакет, кружевной зонтик. Как героиня не Вишневского, а Чехова. Или – и Вишневского, и Чехова. И в речи её, как отмечал ещё один хороший критик, Константин Рудницкий, слышалась чеховская мелодия – «та музыка революции, которую призывал слушать Блок». Жаль, что этот спектакль не остался на плёнке. Костюмы к кинематографическим ролям актрисы на выставке не представлены – музей всё же театральный. Хотя и там было много интересного. Помните? «Ты носишь мужское платье, Жанна!» Или: «Баронесса, костюм амазонки вам очень к лицу!» Или вспомним костюм героини фильма «Прошу слова». Костюм делегата какого-то съезда, в котором она выступала с высокой трибуны – а потом, вернувшись домой, стала в нём мыть полы. Наверное, почувствовав, но всё же побоявшись себе признаться, что свой дом семья важнее, чем работа и всё прогрессивное человечество. И ещё про один костюм Инны Чуриковой я вспомню. 1997 год. Юбилей «Ленкома». На торжественный вечер в театр приехал Ельцин – прямо на сцене вручал награды. Если бы в этот раз на актрисе тоже был костюм – как для съезда – проблем бы не было. Но она предстала перед президентом в красивом туалете, блестящем и декольтированном. Глава государства, хоть и оказался в видимом затруднительном положении, но всё же и не из таких ситуаций выход находил. Сумел-таки пришпилить к груди Чуриковой орден. Вполне, заметим, заслуженный. Выставка продлится до 8 декабря. Михаил ГУРЕВИЧ

Комментарии

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Комментировать новости могут только зарегистрированные пользователи.