Volvo Fashion Week in Moscow (605)

Интервью. Игорь Гуляев: о себе, Париже, судьбоносном пальто и магической силе мысли

  • 8135
  • 0
  • 29 Мая 201209:32

5 апреля в рамках Volvo-Недели моды в Москве состоялся показ мастера мехового перевоплощения — Игоря Гуляева. Представленная коллекция LA FEMME MAGNIFIQUE в очередной раз покорила сердца российских модниц, неравнодушных к креативу и меху.

На следующий день после показа, в формате дружеской беседы, Игорь рассказал мне о том, как началась его карьера дизайнера, о вдохновении, семье и судьбоносных знамениях в его жизни. В этом интервью я попыталась показать читателям личность Игоря, человека с непростой, но увлекательной судьбой.

Елена Максуди: Игорь, мне известно, что вы родились в Казахстане. Что привело Вас в Петербург?

Игорь Гуляев: Верно, я родился в небольшом городе в Казахстане. По русским меркам, может, он и большой — население сто пятьдесят тысяч, но по сравнению с Петербургом и Москвой это деревня. Я не стесняюсь этого говорить. Не понимаю тех людей, которые придумывают себе легенду — мол, я жил там-то, работал только в этом модном доме и так далее. Я трудяга и это не просто. И я горжусь тем, что сделал себя сам.

Свою первую рубашку я сшил в 14 лет — хотел выделиться из толпы, хотел выглядеть модно, креативно. Я начал придумывать и шить одежду для себя. Но сделал одну рубашку, и меня попросили ее продать. Я сшил вторую, третью, десятую… И таким образом я стал зарабатывать неплохие деньги. Я одевал весь город. Сейчас я могу об этом открыто говорить, а тогда я стеснялся и никому этого не рассказывал, потому что считалось неправильным, если парень шьет одежду. Тогда я не думал, что когда-нибудь это станет моей профессией. Свою карьеру я связывал только с музыкой и полагал, что одежда будет лишь хобби.

Когда мне было лет пятнадцать, я организовал свою дискотеку. Вернее, нас была команда друзей — Олег, Сашка и я. Мы все учились в музыкальном училище. У нас была одна из лучших дискотек в городе, куда съезжались все — собиралось по семьсот человек.

Однажды, в нашем городе проходил конкурс на лучшую дискотеку, и мы сделали программу, посвященную творчеству группы ABBA — в то время я был ее безумным фанатом. Помню, мы тогда буквально «взорвали» город. Нас выбрали лучшими и взяли на работу. Несколько лет я работал при Дворце культуры, а через какое-то время мне дали направление в Петербург. И я уехал — уехал от родителей, которых очень любил, уехал от всего хорошего, что у меня было. Так я попал в Петербург.

В Казахстан я вернулся только через 22 года, когда меня пригласили туда на Неделю моды. Интересно, что меня пригласили в качестве русского дизайнера и организаторы не знали, что я уроженец Казахстана. Когда на пресс-конференции перед показом свою первую фразу: «Здравствуй Родина, я вернулся» — я произнес на казахском языке, у всех был шок!

Елена Максуди: Расскажите, пожалуйста, о своей семье и родителях.

Игорь Гуляев: Я вырос в интеллигентной семье, мама была директором Дома книги, папа — шахтером. Моя мама по сей день является женщиной, которой восхищаются. Ей 73 года, но, несмотря на возраст, она холеная, ухоженная леди, в стиле Софи Лорен.

Елена Максуди: Игорь, долгое время Вы были известны в Петербурге как талантливый музыкант, успешный бизнесмен и владелец компании OBSESSION. Как у вас возникла мысль о создании собственной коллекции и реализации себя как дизайнера? Я знаю, что это была очень интересная история, которая случилась с вами в Китае.

Игорь Гуляев: О! Это действительно очень любопытная история, расскажу как есть, с самого начала. Один мой партнер из Греции на аукционе купил топ-лот (набор меха из самых лучших 15-25 шкур). Это был 1996 или 1998 год. Сейчас подобные аукционы — обычная практика, тогда же это было впервые. Так вот, мой друг за космическую цену приобрел, пожалуй, лучший топ-лот за всю историю меховых аукционов. Потом он хотел найти дизайнера, чтобы тот создал из этого меха изделие. После чего, он хотел продать это изделие в России и сделать из всей этой истории промоушен своего бренда. Прошло достаточно времени, однако он так и не начал двигаться в правильном направлении. Как-то раз, когда мы снова вернулись к этой теме, я попросил у него ткань. Несмотря на то что я уже давно не делал этого сам, взял ткань, вырезал лекала, сшил все и одел на манекен. «Вот, смотри, нормальное изделие, креативное и продаваемое», — сказал я ему. Он согласился и эту модель изготовили из меха. Получилось очень красивое меховое пальто в стиле японского кимоно. Асимметричные рукава, косая длина, оно было нестандартное, но при этом классическое, потому что было из черного меха. В одном профильном издании, итальянском журнале Pellicce Moda, напечатали фотографии пальто и написали, какая компания купила этот топ-лот, что из него сделал один русский дизайнер, а также было написано, что изделие продано русской звезде. Ни моего имени, ни имени этой русской звезды в статье не было. Купила его, кстати, одна из моих ярких клиенток в Санкт-Петербурге — Татьяна Гордиенко.

Прошло время, и в одну из своих поездок в Китай я прогуливался по Пекину с тем самым моим партнером и его женой. И на одной из улочек в витрине магазина я увидел свое пальто! Та же самая модель, которую я сделал для своего друга, только выполненная из соболя. Когда мы зашли в магазин, я увидел полный зал моих изделий! Девушка-продавец предложила примерить. Оказалось, что их вещи сидят даже лучше! Дело в том, что первое изделие всегда нужно дорабатывать, подгонять, особенно если это мех. Я знал, какие были недоработки в моем пальто, хотя модель была законченная и коммерческая. Их же изделие было с идеальной посадкой! Я спросил у директора магазина, кто дизайнер. «Это один итальянский дизайнер, очень хороший! Мой партнер», — ответил он мне. Я возмутился: «Это неправда! Он — русский!» Китаец в недоумении: «Это невозможно!» «Нет, — отвечаю я, — возможно! Это я». Вся история подтвердилась, так как со мной был партнер — хозяин бренда, с которого они сделали копию. В итоге я пожал руку этому китайцу: «Браво! Вы скопировали модель всего лишь по фотографии и сделали ее лучше оригинала». В ответ он поблагодарил меня, так как потом выяснилось, что за год они продали более двух с половиной тысяч таких изделий, и это только в Россию!

Выходя из магазина, буквально за секунду, я принял решение — возвращаюсь в Россию и начинаю карьеру дизайнера. По возвращении в Петербург я собрал свой коллектив и объявил: «С завтрашнего дня я для вас не просто директор компании, а дизайнер бренда Igor Gulyaev». На следующий день мы подали документы на регистрацию бренда Igor Gulyaev, через три с половиной месяца я представил первую коллекцию в Петербурге Igor Gulyaev fur collection, а еще через пять месяцев состоялся показ в Лас-Вегасе. Эта модель пальто еще не раз «всплывала» в различных жизненных цепочках и сыграла большую роль в моей жизни. Магия какая-то!

Елена Максуди: А что для вас магия? Вы верите в силу мысли?

Игорь Гуляев: Что-то такое, наверное, существует... Я верю в приметы, я верю в интуицию, я верю практически во все. У меня часто так бывает: только я подумал о чем-то, оно случается. В моей жизни было много таких случаев, которые, как мне кажется, ненормальные.

Елена Максуди: Игорь, вы в прошлом музыкант, какую музыку вы любите слушать сейчас?

Игорь Гуляев: Я люблю качественную музыку. Есть исполнители, которых я обожаю. У меня нет такого: я не слушаю рок, я не слушаю блюз, я не слушаю это, я слушаю то... Все, что уровневое, я люблю. Конечно, это Уитни Хьюстон, я очень уважаю Стинга, Лару Фабиан... Кстати, вот вам как раз одна мистическая история.

Прилетаю я как-то к одному партнеру-французу. Я был очень уставший после долгого перелета из Гонконга, и у меня было одно-единственное желание — выспаться. Он приготовил для меня комнату, я отключил телефон и попросил включить какую-нибудь расслабляющую музыку. Он предложил поставить Лару Фабиан. Я ответил, что не знаю ее. «Как? — говорит он. — Это известная французская певица, одна из моих любимых». Я услышал первую песню, Je suis malade, и был поражен: вот это голос! Началась следующая песня — Je T’aime, потом Adagio… Я лежал и понимал, что не могу уснуть. Так я прослушал весь диск! Уезжая, я купил несколько дисков в аэропорту. У нас тогда Лару Фабиан никто не знал. Я же просто влюбился в ее голос, поставил ее диски во всех своих салонах и слушал в машине. И кто бы мог подумать, что потом она приедет в Питер и посетит мой салон?! На концерте Лара Фабиан в моей накидке пела одну из моих любимых песен Аллы Пугачевой «Любовь, похожая на сон». А я стоял в центре зала, и у меня чуть не текли слезы. Это мистика, как будто это я все запрограммировал задолго до того, как это произошло!

Возвращаясь к нашей теме, я люблю все настоящее и правильное. Мне нравится все, что «на уровне», и не только в музыке, но и в жизни. Я не люблю понтов, не люблю китч. Я люблю винтаж, но винтаж, который без всего этого пафоса.

Елена Максуди: Ретро?

Игорь Гуляев: Да, мне нравится ретро. И в моих коллекциях вы можете это увидеть.

Елена Максуди: Да, в вашей коллекции отчетливо просматриваются ретросилуэты разных периодов. Кстати, на какой из периодов вы делали больший акцент?

Игорь Гуляев: Мне нравится период 50–60-х годов, еще что-то из 40-х. Вообще, люблю период Коко Шанель — вся эта простота и лаконичность, которую она ввела в тренд. Мне кажется, все в моде так или иначе вращается вокруг этого стиля. Это нельзя перепрыгнуть, в нем есть женственность и, самое главное, сексуальность. И несмотря на простоту, это стиль настоящей женщины.

Елена Максуди: Уже во второй вашей коллекции витает французская тема. Почему?

Игорь Гуляев: Я хочу сделать показ в Париже.

Елена Максуди: Значит ли это, что следующий бутик вы откроете в Париже?

Игорь Гуляев: Почему нет? Но для начала я хочу сделать там показ. Я уверен в себе, своих силах. Не буду загадывать, так как есть множество вопросов. Вчера после своего показа я понял, что он был очередной репетицией и что я вырос. И то, что это достойно любого шоу, любого класса.

Елена Максуди: Игорь, а в России вы планируется расширяться? Когда вы откроете представительство в Москве?

Игорь Гуляев: В Италии после моего показа я заключил несколько серьезных контрактов. И теперь мы будем представлены в Италии, Корее, Японии, Китае, в Казахстане и на Украине, в России в разных городах, но это все будет в мультибрендовых бутиках. Также меня приглашают работать дизайнером для турецких и китайских марок. Я понимаю, что это большие деньги, но я человек творческий, и мне хочется создавать от кутюр.

После вчерашнего показа я получил предложение по двум серьезным российским городам. По каким — говорить пока не буду.

В Москве у меня уже есть представительство на Никольской, 10, правда, официального открытия не было.

Елена Максуди: Это просто представительство или шоу-рум?

Игорь Гуляев: Это представительство, куда байеры могут прийти и посмотреть коллекции, заказать что-то. И не хочу забегать вперед, но я веду переговоры с партнерами для того, чтобы открыть здесь, в Москве, монобрендовый бутик – Igor Gulyaev.

Елена Максуди: Недавно Вы создали детскую коллекцию для Детской галлереи «Якиманки». Расскажите, пожалуйста, немного о ней.

Игорь Гуляев: Мне безумно понравилось работать с детьми. Когда на фотосессии ко мне подошла трехлетняя девочка, залезла на шею и пролепетала: «Ты такой хороший!», я в очередной раз сказал, что хочу детей. Думаю, если будет хватать времени, запущу еще что-нибудь подобное, мальчишеское, потому что есть спрос. У нас было одно детское пальто на мальчика четырех лет — уменьшенная копия классического мужского пальто из каракульчи с норковым воротником. Так его сразу же купили!

В то же время, создание детской одежды — это сумасшедший труд. Шить детское гораздо сложнее, и теперь я понимаю, почему детские вещи часто дороже. Любой взрослый человек, надевая, например, шубу, чувствует, если что-то тянет или сидит не так, как надо. А ребенок этого не понимает.

Елена Максуди: А правда ли, что вам заказывают норковые коляски для младенцев?

Игорь Гуляев: Да, есть такое. У меня много индивидуальных заказов. Например, мы делаем конверты для новорожденных. Возможно, этим конвертом воспользуются лишь раз, когда будут забирать новорожденного из роддома, но это красиво и памятно.

Елена Максуди: Игорь, а дизайном интерьеров вы планируете заниматься? Меховая обивка для дивана, например, или рама для картины?

Игорь Гуляев: Ну не знаю. Иногда я делаю что-то, но это только «на заказ». А так... У меня времени на все не хватает.

В принципе, я легко мог бы создать любой дизайн, в том числе и интерьера. На мой взгляд, этому нельзя взять и научиться — дизайн нужно чувствовать. Это как стиль жизни — творчество, если оно есть, то оно проявляется во всем.

Елена Максуди: Согласна, не зря говорят: талантливые люди талантливы во всем. Игорь, спасибо Вам за интересную беседу и желаю Вам осуществления всех ваших планов!

Комментарии

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Комментировать новости могут только зарегистрированные пользователи.